Високий Вал

Останнє оновлення 15:31 неділя, 28 травня

Укр Рус

Семен БЕЛЬМАН

Голова правління Чернігівського обласного об’єднання єврейських громад та організацій

17.01.2017 13:58 Семен БЕЛЬМАН

Дело тонкое…

 

И почил Давид... и был погребен в городе Давида.

 Времени же царствования Давида над Израилем было сорок лет:

 в Хевроне царствовал он семь лет

и в Иерусалиме царствовал тридцать три года.

(Библия. Книга Царей I) 

Под занавес  и так непростого для Украины 2016 года в политической жизни страны произошло непредвиденное событие, всколыхнувшее украинское общество. Совет Безопасности ООН 23 декабря принял резолюцию с требованием к Израилю «незамедлительно и полностью прекратить строительство еврейских поселений на оккупированных палестинских территориях, включая Восточный Иерусалим». Как проголосовала (буквально накануне 25-летия установления /26 декабря1991 г./  дипломатических отношений между Украиной и Израилем) Украина  эту вынесенную на обсуждение Сенегалом антиизраильскую резолюцию, известно. Политика, конечно, как и Восток, дело тонкое... Но не настолько тонкое, особенно для большой европейской страны, чтобы не просчитать и не подумать при принятии серьёзных решений: кто наш друг – и вообще, много ли, собственно, сегодня, в тяжелейший для Украины исторический период, имеется у неё друзей? Тем более такое голосование кажется странным на фоне того, что 16 ноября делегация Израиля в ООН проголосовала за резолюцию, инициированную Украиной, об украинском статусе Крыма. В этой резолюции, в частности говорится, что ООН «осуждает временную оккупацию Российской Федерацией части территории Украины – Автономной Республики Крым и города Севастополя – и подтверждает непризнание ее аннексии». Ещё более удивляет то, что за антиизраильскую резолюцию Украина проголосовала в компании с… Россией. Конечно, это голосование могло бы пройти и незамеченным (сколько антиизраильских резолюций приняла ООН в прошлом!), если бы не последовавшая незамедлительно жёсткая реакция израильской стороны: премьер-министр Израиля Биньямин Нетанияху отменил государственный визит в Израиль премьер-министра Украины Владимира Гройсмана. Вот тут-то и разгорелось…   Украинское общество по вопросу реакции Израиля разделилось. А меня такое положение дел даже обрадовало, ведь это говорит о политической зрелости украинского общества, поскольку ещё в недавнем прошлом все, в основном, единодушно занимали позицию противников Израиля.  Вот на том, как отреагировал украинский политикум на это событие, я и хотел бы кратко остановиться.

«Голосование Украины против Израиля в ООН выглядит странным и необдуманным», заявил министр внутренних дел Арсен Аваков и потребовал рассмотреть вопрос голосования против Израиля на заседании Кабинета Министров.

Другой активный украинский политик, депутат Верховной Рады многих созывов, в прошлом зам главы ВР и вице-премьер по гуманитарным вопросам в правительстве Юлии Тимошенко Владимир Томенко на сайте zik.ua написал: «Я не специалист в истории израильско-палестинских отношений, однако кое-что знаю об ООН. Поэтому напомню: Совет безопасности состоит из 5 постоянных членов и 10 непостоянных. Так вот, в составе ВСЕХ 14 стран Украина солидарно проголосовала за вышеупомянутую резолюцию. В свою очередь, США вообще воздержались, но не ветировали резолюцию, чем фактически ее поддержали!

Относительно нашей критики, то диспозиция такая: поскольку Израиль нас поддерживает (хотя далеко и не всегда…), поэтому и мы должны быть не с Россией и Венесуэлой, а с Израилем. Аргумент весомый, но у меня вопрос: а почему тогда мы должны быть против других наших ПОСТОЯННЫХ СОЮЗНИКОВ В ООН: Великобритании, Франции, Испании, Новой Зеландии, Японии, – которые всегда голосуют за Украину и тоже голосовали за резолюцию по вопросам израильских поселений?!».

Удивительно, как кандидат исторических и доктор политических наук, даже не стесняясь, заявляет: «я не специалист… однако кое-что знаю…».

Недавно по ТВ случайно наткнулся на очень интересную передачу из серии «Семь чудес Украины». Шёл фильм о заповеднике Аскания-Нова. Фильм был просто чудесный. Смотришь – и душой отдыхаешь. А автор и ведущий фильма – кто бы вы думали? – Николай Томенко.  С какой любовью и с каким знанием темы рассказывал он об истории заселения и развития южных степных районов Украины, как интересно он рассказывал об истории создания заповедника Аскания-Нова, о том, как появились в этих местах и как содержатся здесь сегодня привезённые с разных континентов бизоны, сайгаки, куланы, благородные олени...  Такие историко-просветительские проекты невозможно не приветствовать, а тем более подвергать критике, даже если там и есть шероховатости (которые, возможно, и могут обнаружить специалисты). А вот в публичных суждениях о проблемах, в которых речь идёт не о сайгаках и куланах, а затронуты судьбы стран и народов, нужно, если ты уж «не специалист», быть хотя бы как можно более осторожным. Вот поэтому, предваряя данный материал, я в качестве эпиграфа  и информации к размышлению умышленно поставил общеизвестную выдержку из библейского текста (подчеркну: признанного всеми текста!), сообщающую для тех, кому это неизвестно, чьим исторически является город, фигурирующий в резолюции ООН как «оккупированный» Израилем.

В  ситуации неожиданного общественного взрыва наш МИД должен был дать хоть какой-то комментарий о причине голосования «за». Приведём выдержку из комментария МИДа Украины.

«Наше государство на протяжении многих лет занимает последовательную и сбалансированную позицию в отношении израильско-палестинского конфликта. Мы выступаем за мирное сосуществование двух независимых государств – Израиля и Палестины. Урегулирование конфликта должно происходить исключительно мирными средствами. Украина, как и остальные постоянные и непостоянные члены Совета Безопасности ООН, а также Генеральный секретарь ООН неоднократно осуждала поселенческую деятельность Израиля, поскольку она противоречит международному праву».

Не буду комментировать некорректные моменты приведённого выше текста, гласящие  «Мы выступаем за мирное сосуществование двух независимых государств – Израиля и Палестины»,  поскольку «государства Палестина» никогда не существовало, да и сегодня идея такого государства есть только в проекте. А вот что касается «Украина, как и остальные постоянные и непостоянные члены Совета Безопасности ООН, а также Генеральный секретарь ООН неоднократно осуждала поселенческую деятельность Израиля, поскольку она противоречит международному праву», замечу: резолюция ООН, поддержанная Украиной, призывает Израиль «незамедлительно и полностью прекратить строительство еврейских поселений на оккупированных палестинских территориях». Так вот, для непосвящённых: «оккупированные палестинские территории», о которых ведётся речь, исторические области Израиля, и называются они «Иудея» и «Самария». Вот и получается, что иудеям кто-то запрещает строить свои дома в Иудее. Здесь я призову себе на помощь ещё один весомый документ. На последних страницах канонической христианской Библии традиционно размещены довольно подробные географические карты. Так вот, две из них озаглавлены так «Палестина: разделение между коленами Израилевыми» и «Палестина: царство Израильское и Иудейское». И в следующий раз, когда разговор зайдёт о том самом, всем «заинтересованным» советую взглянуть на эти карты… 

26 декабря, аккурат в день действительно исторического события – 25-летия заключения дипотношений между Украиной и Израилем, на сайте nv.ua (Новое время) появилась статья украинского политика, бывшего нардепа Тараса Чорновила под названием «Справжня ціна ізраїльської дружби. 17 прикладів».

 Начинается статья довольно пространно, если не сказать откровеннее:

«Дозвольте коротко повернутися до питання україно-ізраїльських відносин в контексті нашого голосування в Радбезі ООН. Тільки маленьке застереження: Біньямін Нетаньягу – один із спекулянтів, які часом пробують будь-яку критику влади Ізраїлю обзивати антисемітизмом і ледь не виправданням Голокосту. Євреїв я поважаю й глибоко шаную, як тих, що живуть в Ізраїлі, так і по всьому світу. І вони не винні, що іноді обирають собі паршиву владу. Тому прирівнювати Нетаньягу до всього єврейського народу – це так, ніби судити про всіх українців за інтелектуальним рівнем Миколи Азарова. А тепер про "наших баранів", тобто про підтримку ізраїльською владою України.». И далее Чорновил, манипулируя фактами, приводит 17 (!) «фактов» с целью обоснования своей позиции. Практически все его утверждения не выдерживают никакой критики. Остановлюсь только на почти анекдотичных 11 и 13 пунктах.

11. «Різко погіршилося ставлення до українських громадян у пунктах пропуску, особливо в Аеропорту ім. Бен-Гуріона. Зростає число відмов у в'їзді та хамство ізраїльських чиновників. Це явно контрастує з демонстративно доброзичливим ставленням до приїжджих із Росії.

13. Ізраїльські компетентні органи провадять щодо України практику торгівельно-санітарних воєн за методикою РФ. Наприклад, безпідставно заборонено експорт яєць під приводом наявності бактерії сальмонели. Після спростування незалежними експертизами звинувачень та запрошення ізраїльських спеціалістів для перевірки ситуації на місці й відновлення торгівлі, ізраїльські чиновники перестали відповідати на звернення української сторони».

Ну, знаете, чтобы докатиться в политических претензиях до высосаной из пальца, а фактически чисто технической проблемы «заборони експорту яєць» и формулировок «практику торгівельно-санітарних воєн», нужно быть действительно неординарным политологом…

Я несколько раз видел и слышал Тараса Чорновила на приёмах, который ежегодно устраивает Посольство Государства Израиль в Киеве по случаю Дня Независимости Израиля. Поверьте моему слову: там им говорилось об украинско-израильской дружбе несколько в ином ключе...  Интересен заключительный абзац статьи Тараса Чорновола «Справжня ціна ізраїльської дружби. 17 прикладів».

 «Що маємо в позитиві: ізраїльська делегація підтримала резолюцію ГА ООН щодо “Ситуації з правами людини в Криму”. Голосів і так було більше, ніж досить, але ми вдячні за підтримку кожній країні, а Ізраїлю подяку висловлювали спеціально на високому рівні». Ну, спасибо Тарас Вячеславович, что  хоть  закончил с ударением на слове «позитив».

Но не всё так грустно... Вот мнение украинского политолога, главного редактора и основателя Независимого культурологического журнала «Ї», генерального директора Львовской национальной галереи искусств  им. Бориса Возницкого Тараса Возняка:

«… А нещодавно і українці вклали свою посильну лепту у це світове божевілля.

Новоявлені українські "прагматики" від дипломатії з усіх сил лупанули в ексклюзивність українсько-єврейських стосунків – за компанію повісилися – з усмішкою провінційних ідіотів прострілили собі коліно – на засіданні Ради безпеки ООН проголосували за Резолюцію 2334, що засуджує дії Їзраїлю на Західному березі. Отакі ми пуристи...

Ба, більше – МЗС України запросило посла Ізраїлю в Україні Еліава Білоцерковскі для обговорення ситуації, що склалася після прийняття РБ ООН резолюції 2334 щодо становища на Близькому Сході. Послу Ізраїлю надали роз'яснення щодо мотивів, які зумовили позицію делегації України на підтримку згаданого проекту. МЗС підкреслило, що Україна дотримується "послідовної позиції".

 Одразу ж вискочили розумники з списками ізраїльських чи навіть єврейських "злочинів" щодо України та українців. У їхньому божевіллі їм просто не терпиться знову запустити в хід пекельну машину взаємних порахунків. Байдуже, що потрапивши у це пекельне коло, з нього не виберемось, як не вибралися наші попередники. Глибоко приховувана, м'яко кажучи, нехіть щодо євреїв нарешті отримала формальну легітимацію – нарешті можна жбурнути в обличчя євреям/ізраелітам все, що вони нам зробили чи не зробили... Причому жбурнути цілком легально, навіть з флером жертви – бо чого ж то вони так мало зробили для нашої України. Ну, і переконанням, що все зроблено у відповідності з міжнародним правом і т.д.

Реакція актуальної ізраїльської влади була жорсткою. Її одразу ж назвали істеричною. А як має реагувати малесенька держава, яка протистоїть величезному арабському чи, навіть більше, ісламському світу, який не приховує того, що його метою є зіпхнути її у Середземне море? Так, Ізраїль має атомну зброю, так, пручається – отак і пручається! І добре, що пручається!

А що має робити, коли він вже вкотре опинився між молотом і ковадлом – агресивним Сходом та імпотентним Заходом? Чи вам це чогось не нагадує? Так-так – саме ситуацію України. З одного боку скаженіюча Росія, а з іншого імпотентний ЄС… Як маємо реагувати? Мовчати, як тоді, коли віддавали Крим, коли нам заганяли ножа під шкіру у Донбасі? Вдавати, що нічого не відбувається? Чи істерикувати?»

Ну, и в заключении моего затянувшегося «краткого» обзора слова третьего президента Украины Виктора Ющенко из его интервью, которое он дал на канале 112.ua известной украинской журналистке Наташе Влащенко.

«Якщо ми в потрібний час не подали Ізраїлю руки, то що ми від цього виграли? Буде потрібно кілька років, щоб…».

А я думаю, всё перемелется значительно быстрее, ведь в удачном для украинско-израильских отношений минувшем ноябре Верховная Рада Украины ратифицировала соглашение между кабинетом министров Украины и правительством Израиля "о временном трудоустройстве украинских граждан в отдельных отраслях израильской промышленности", и соглашение это, по словам министра иностранных дел Украины Павла Климкина, «позволит тысячам украинцев официально работать в Израиле на тех же условиях, что и граждане этого государства». И нам остаётся только добавить: все буде добре!

 

23.08.2016 16:19 Семен БЕЛЬМАН

Ще не вмерла…

  Двадцять п’ять років незалежності  країни – мало це чи багато? Хто як скаже, і всякий буде по-своєму правий. Я ж думаю – не мало. Не мало хоча б  тому, що за ці роки виросло покоління українців, які не знали ніякої іншої держави, окрім Незалежної України. І сьогодні  дуже не просто (але вкрай необхідно)  розповісти їм правдиву історію України і історію створення її новітньої незалежності. Але це нагальна справа істориків. А мені (не історику, а свідку) сьогодні, напередодні двадцять п’ятого Дня Незалежності  України, хочеться розповісти ось цю маленьку бувальщину.

1991 рік для народів  великої супердержави, яка  звалась СРСР, видався дуже тяжким: політична дестабілізація та пусті полиці в магазинах, невпевненість у майбутньому і, як наслідки, антикомуністичні настрої...  Але КПРС ще й не думала розставатися з владою. На початку січня силові дії були застосовані в столиці Латвійської РСР Ризі. 11 січня акції захвата стратегічних об’єктів та об’єктів ЗМІ радянськими військами з застосуванням бронетехніки відбулися в  литовських містах Шяуляй, Варена, Каунас та ін. 13 січня 1991р. радянські війська штурмом захопили телевізійну вежу у столиці вже проголошеної ще 11 березня 1990 р. незалежною Литви. Тоді загинуло 13 людей, а десятки були поранені. Радянську Владу трясло…  Переломним пунктом у цій запеклій боротьбі став серпневий путч ГКЧП 1991 року.

     24 серпня 1991 року Верховна Рада України проголосила незалежність України.  В той же день була прийнята постанова «Про військові формування в Україні», яка визначала: «Підпорядкувати всі військові формування, дислоковані на території України, Верховній Раді України; утворити Міністерство оборони України; Урядові України приступити до створення Збройних Сил України». 

     Три місяці потому, 20 листопада 1991 року, Постановою Кабінету Міністрів України було затверджено Тимчасове положення про Міністерство оборони України, а 6 грудня Верховною  Радою України  був прийнятий Закон України «Про Збройні  Сили  України». Але не все було так легко і просто. В середовищі військовослужбовців були різні настрої, розмови та наміри….

    Майбутнім поколінням істориків буде над чим «ламати» голову: СРСР офіційно розпався тільки аж 8 грудня 1991 р., коли лідери України, Білорусії та Росії  у Біловезькій пущі підписали угоду  про припинення існування СРСР, а за тиждень до цього, 1 грудня, в Україні ще було проведено референдум по питанню її незалежності (!)  від СРСР. Слава Богу, тоді 90 відсотків населення проголосувало за незалежність.

    З січня 1992 року повинен був розпочатися процес приведення до добровільної присяги на вірність народові України дислокованих на українській території військ.

  Я тоді вже другий десяток років проходив військову службу в оркестрі Чернігівського вищого військового авіаційного училища льотчиків (ЧВВАУЛ).

  Прийняття присяги особовим складом ЧВВАУЛ було призначено на 4 січня 1992 року. Звичайно, церемонія присяги повинна була завершуватися  гімном держави. Але, як часто буває в часи революційних змін, склалася парадоксальна ситуація: національним гімном України вже кілька місяців назад була затверджена пісня композитора Вербицького  на слова поета Чубинського «Ще не вмерла Україна», а от нот гімну музиканти ще і в очі не бачили.

     Сталося так, що диригент нашого оркестру тоді тимчасово був відсутній. І  командування училища дає мені доручення знайти потрібні ноти. Але незважаючи на те, що пісня «Ще не вмерла Україна» була написана ще в XIX столітті, скажу прямо: в умовах Чернігова кінця XX століття знайти її було майже неможливо. У бібліотеках пісні тільки про Радянську Україну...  І тоді я звернувся до видатного хормейстера, викладача Чернігівського музичного училища, громадського діяча Любомира Мирославовича Боднарука. Родом він був із Західної України і в ті роки приймав активну участь  в українському національному відродженні у Чернігові. Взагалі, це була надзвичайно шляхетна людина – такий собі вишуканий український інтелігент. А знав я його ще й тому, що сам з 1989 року займався громадською діяльністю по відродженню єврейської культури України.  Скажемо так – ми обидва в багатьох питаннях були однодумці.

     Як раз в ті «революційні» роки на зламі епох керівництво музичного училища якимось чудом спромоглося  «захопити»…  ні, не  «пошту та телеграф», а будівлю Чернігівського міському комуністичної партії України.

 Так от, приходжу я вже у колишній міськком партії, у кабінет до хормейстера Л.М.Боднарука зі своєю – не своєю – проблемою. Запитую його. У відповідь – тиша... Після незвичайної паузи Любомир Мирославович без слів повертається до шафи, заповненої папками з нотами. Щось доволі довго шукає. Потім повертається до мене і дає мені пожовтілий нотний аркуш, де синіми чорнилами від руки були написані вже доволі затерті (напевно, ховав багато років) ноти для голосу пісні «Ще не вмерла...». І тільки після цього він заговорив: «Не думав я, що ці ноти колись стануть комусь потрібні...». Я був вражений цими його словами. Але ще більше його слів говорили його очі. Я і зараз пам’ятаю цей  схвильований погляд…

     А далі необхідно було терміново зробити переклад гімну України для оркестру. Але хто це зробить?  В ті роки у місті було достатньо потужних діючих диригентів, але я звернувся до 84-літнього (!) диригента Юхима Сергійовича Баліна. І ось чому. Юхим Сергійович народився у маленькому містечку на Центральній Україні. Він любив і добре знав український фольклор та українську музику і робив дуже гарні, незвичайні обробки для духового оркестру українських  народних пісень і танців. Пам’ятаю, як на початку 1970-х років я в складі оркестру Палацу культури хіміків поїхав на Всеукраїнський конкурс самодіяльних духових оркестрів до Києва. Тоді Юхим Сергійович взяв у програму  виступу оркестру красивий, дуже мелодійний український марш – «Старовинний запорізький марш». Зараз цей музичний твір слухачі можуть почути в концертах та майже чи не кожний день по радіо, а тоді я чув, як старі музиканти оркестру з острахом говорили між собою: «Що він робить? Йому ж пришиють український націоналізм!»... Та сталінська влада ще у 1953 році вже намагалася звинуватити ветерана війни, військового диригента майора Баліна в націоналізмі, тоді – єврейському націоналізмі. Тому, думаю, можливі звинувачення в українському націоналізмі Юхима Сергійовича вже не лякали. І тоді, у грудні 1991, він охоче взявся за роботу, і за декілька днів оркестрова партитура гімну України була вже написана.

     І от 4 січня 1992 року, під час прийняття присяги особовим складом ЧВВАУЛ, в Чернігові вперше в живому виконанні прозвучав гімн Незалежної України.

     Дивно, але я зовсім не пам’ятаю цього «першого»  виконання гімну. Не пам’ятаю, напевно, тому, що тоді природно хвилювався; почувши своє прізвище, поклав долу свій музичний інструмент, взяв в руки автомат і вийшов на  центр плацу для прийняття присяги  на вірність народові України...

Ось така вона, звичайна і незвичайна, маленька історія початку створення незалежної держави Україна.

                                                                                                          

 

18.07.2016 15:41 Семен БЕЛЬМАН

Война с террором границ не имеет

Июль нынешнего года выдался жарким в прямом и переносном смысле этого слова. Кровавый теракт 14 июля в Ницце, повергнувший в ужас всю Европу. Буквально на следующий же день – попытка военного переворота в Турции, а уже утром 17 июля – захват в Ереване группой оппозиционеров  полка патрульно-постовой службы полиции с требованиями отставки властей Армении.

На этом фоне другие события месяца происшедшие в политической жизни планеты оказались не столь заметными. Но повод, учитывая вышеприведённое, остановиться на одном из  них у нас сегодня есть.  

В начале июня глава правительства Израиля Биньямин Нетанияху совершил визит в четыре африканские страны – Уганду, Кению, Руанду и Эфиопию. Это первый за десятки лет визит премьер-министра Государства Израиль на Африканский континент.

Вечером, 4 июня, Нетанияху прибыл в угандийский аэропорт «Энтеббе», где принял участие в мемориальной церемонии по случаю годовщины операции «Йонатан» по освобождению еврейских заложников, в которой погиб его брат Йони, командир спецназа генштаба Армии обороны Израиля.

В этой связи мне хотелось бы обратиться к одной драматической истории, произошедшей в этих местах 40 лет назад.

В то воскресное утро 27 июня 1976 года самолёт французской авиакомпании «Эр Франс» рейс №139 вылетел из израильского аэропорта «Бен Гурион» по маршруту Тель-Авив – Афины – Париж. В Афинах на борт самолёта поднялись две молодые пары: одна с немецкими, а другая с арабскими паспортами. Вскоре после вылета из Афин  рейс 139 «замолчал». У греческих авиадиспетчеров потеря связи поначалу не вызвала особой тревоги. Однако внезапное исчезновение  самолёта было зарегистрированной специальной разведывательной службой Израиля. «Рейс 139 с большим числом израильтян на борту либо потерпел катастрофу, либо захвачен террористами», – гласило первое донесение разведки кабинету министров Израиля. Однако через некоторое время самолёт «нашёлся». Он приземлился в аэропорту ливийского города Бенгази для дозаправки. Сомнения рассеялись: террористы…

В три часа ночи 28 июня стало известно, что рейс 139 с 245 пассажирами (среди которых было 83 израильтянина) и 12 членами экипажа на борту находится в  аэропорту Энтеббе в 20 км. от столицы Уганды Кампалы.

Президент Уганды Иди Амин был известен как ярый поклонник Гитлера, которого он восхвалял за убийство 6 миллионов евреев. Этот бывший сержант английской армии, не прочитавший в жизни ни одной книги, публично заявлял, что хочет увековечить память Гитлера, поставив ему памятник и издав так называемые «Протоколы сионских мудрецов». Амин происходил из небольшого африканского племени на севере Уганды. Его мать была христианкой и знала Библию. Она призывала сына любить еврейский народ. Сам Амин в молодости не был религиозным, но потом неожиданно принял ислам.

В ту же ночь перед израильским правительством открылась ужасающая правда.

Освобождённая ещё в Бенгази  беременная заложница – подданная  Великобритании – сообщила Скотланд Ярду о «селекции», в результате которой все пассажиры-евреи были отделены от остальных заложников.

Террористов возглавляли немец и немка, чьё поведение напомнило одному из заложников, бывшему узнику лагеря уничтожения, о временах нацизма. Они действовали по заданию Национального фронта освобождения Палестины (НФОП), который возглавлял известный террорист, 46-летний доктор Вади Хадад. Именно Хададу принадлежала идея перенести террористическую войну с Израилем за его пределы, и именно он и разработал данную операцию под названием «Уганда». Заложникам объявили, что они похищены во имя «арабской и мировой революции». Немка добавила, что вместо названия «Эр Франс» они должны теперь употреблять слово «Арафат». Наконец, во вторник угандийское радио после истерических нападок на Израиль и Францию объявило назначенную цену освобождения заложников. Угонщики требовали, чтобы 53 осуждённых террориста, 40 из которых содержались в израильских тюрьмах, 6 – в Западной Германии, 5 –  в Кении и по одному в Швейцарии и Франции, были доставлены к ним.

Изощрённые безжалостные убийцы, террористы научились запугивать демократические общества. В Париже и Иерусалиме хорошо помнили, как за три года до этого, в июле 1973 года, люди Хадада захватили японский самолёт и потребовали 15 миллионов долларов. В результате самолёт был уничтожен террористами на взлётной полосе аэропорта Бенгази...

 Несмотря на нападки Уганды и НФОП на «французский военный империализм», террористы освободили сначала 57, а затем ещё 101 заложника с французскими паспортами. Теперь в руках террористов остались только заложники-евреи да ещё французский экипаж самолёта, командир которого Мишель Бако со своей командой отказались уехать и оставить своих пассажиров. Теперь все заложники были евреями, и ни одно правительство в мире не желало спасти их путём военного вмешательства.

В то же время израильская разведка подключила к своей работе друзей Израиля в разных частях света. Множество людей поставляли Израилю нужные сведения, часто даже не догадываясь об этом.

Сначала правительство Израиля разрабатывало т.н. (план «А»). Целью этого плана было вести переговоры и убедить Иди Амина содействовать освобождению заложников. А если  переговоры и не увенчаются успехом, то будет выиграно время для подготовки военной операции (план «Б»). Многие  в мире думали, что президент Уганды Амин  и в самом деле является посредником между Израилем и террористами. Израильтяне в телефонном режиме вели интенсивные переговоры с Иди Амином через бывшего главу израильской военной миссии в Уганде полковника Баруха Бар-Лева, который был близко знаком с чёрным диктатором. Амин сам несколько раз приезжал в Энтеббе и говорил с заложниками. Он пожимал руки, говорил «Шалом», «Добро пожаловать в Уганду!»... Но освобождённые заложники рассказали французской разведке совершенно иное. Из Парижа в Иерусалим пришло сообщение: «Уганда действует заодно с главой террористов доктором Хададом». Затем стало известно, что к террористам присоединилось ещё около десяти вооружённых палестинцев. Министерство иностранных дел Израиля  обратилось к главам государств на разных континентах с просьбой убедить Амина прекратить сотрудничество с террористами. В то же время на правительство всё возрастающее давление оказывали семьи заложников. Они требовали переговоров с террористами, особенно после того, как узнали, что те пригрозили  убить пассажиров и взорвать самолёт, если в четверг к 14.00 Израиль не даст согласия освободить заключённых террористов.

Многие в стране полагали, что Израиль всё же обменяет заложников на террористов, но министр обороны Шимон Перес считал, что если Израиль хоть раз уступит шантажу, то этому уже не будет конца. Поэтому генеральный штаб с самого начала конфликта сосредоточился на подготовке военной операции (план «Б»). Ударные воздушные и специальные силы Армии обороны Израиля были всегда готовы к выполнению молниеносных операций. Постоянные угрозы существованию Израиля, исходящие от соседних враждебных арабских стран, сделали необходимым разработку таких планов и  подготовку спецподразделений. Однако данная операция выходила за рамки возможного, ведь аэропорт Энтеббе находился в Центральной Африке, на расстоянии более 4 000 км. от границ Израиля, и израильским самолётам предстояло преодолеть это огромное расстояние, пролетев через воздушное пространство не дружественных Израилю стран  и вдоль авиалиний враждебных государств. Однако лётчики доложили, что приземлиться ночью на затемнённом вражеском аэродроме, окружённом вражескими войсками, не составляет никаких проблем. Проблема была в другом: гигантские самолёты «Геркулес С-130» могут, в крайнем случае, долететь до Уганды на своём горючем, но они не смогут вернуться в Израиль без дозаправки. Единственной более или менее дружественной страной на пути следования самолётов была Кения. Главным теперь был вопрос, разрешит ли Кения заправку израильских самолётов в аэропорту Найроби…

В пустыне Негев, наиболее засушливой  части Израиля, где, как сообщает Библия, наш праотец Авраам когда-то водил свои стада, в подземных ангарах готовились лётчики. А наверху, на авиабазе, строители построили точный макет здания аэропорта в Энтеббе, где и «репетировали» коммандос, отобранные из элитной бригады «Голани», бойцы антитеррористических подразделений и парашютисты 35-й десантной бригады.  Ход тренировок показал, что заложников можно освободить в течение 75 секунд, после того как террористы будут выбиты из здания.

Пятница, 2 июля. В очередной раз появляется Амин. Он сообщает заложникам, что Израиль не принял требования террористов и что их положение очень серьёзно, потому что здание обложено взрывчаткой и будет взорвано, если требования «палестинских борцов» не будут приняты. На основании анализа поведения Амина и террористов психологи и разведчики пришли к заключению, что Амин согласится начать показательные казни заложников, чтобы оказать давление на Израиль. В субботу источник из Уганды сообщил, что убийство первых заложников назначено на следующее утро.

Время «Ч» наступило. Терять нельзя было ни минуты. Самолёты – участники невиданной в истории военной операции – поднялись в воздух за 15 минут до того, как кабинет министров Израиля дал на это «добро».

Отряд десантников в составе почти 300 человек летел на трёх «Геркулесах». Четвёртый «Геркулес» загрузили цистернами с горючим, с расчётом на то, чтобы уже в Энтеббе перекачать горючее в остальные машины, поскольку военные «Геркулесы» не могли приземлиться в Найроби. 23 врача и 10 санитаров летели в «Боинге-707», превращённом в госпиталь. Во втором  «Боинге», также выкрашенном как обычный гражданский коммерческий самолёт, летел командующий ВВС Бенни Пелед. Огромные транспортные самолёты в сопровождении истребителей неслись к цели. Неслись безо всякой видимости, без радиоконтактов, в полном молчании…  70-тонные «Геркулесы», высотой почти с трёхэтажный дом и размахом крыльев в 120 метров, через 7 часов после вылета из Израиля один за другим приземлялись на неосвещённый (была глубокая ночь) аэродром  Энтеббе и почти бесшумно катились к зданию аэровокзала.

Командовал операцией приземлившийся в первом самолёте бригадный генерал Дан Шомрон. Возглавило атаку подразделение специальных стрелков подполковника Ионатана Нетанияху. Из пистолетов, снабжённых глушителями, была в считанные секунды уничтожена внешняя охрана, состоявшая из угандийских солдат. К зданию аэровокзала, в котором содержались заложники, десантники бежали стремительно и бесшумно, их ботинки были оснащены специальными каучуковыми подошвами. Увидев так неожиданно израильских десантников, немец, командир террористов, остолбенел. Не успев даже поднять свой «калашников», он с выражением недоумения на лице упал замертво. Действительно, никому в мире не могло придти в голову, что израильтяне смогут добраться за тысячи километров в самое отдалённое место в Центральной Африке. А тем временем командующий ВВС Бенни Пелед кружил в своём летающем штабе на «Боинге -707» над озером Виктория и над Энтеббе, не вмешиваясь в действия лётчиков. Ворвавшиеся в холл аэровокзала десантники кричали на иврите «Ложитесь! Вниз! На пол!»… Перестрелка в холле продолжалась 1 минуту и 45 секунд. Подполковник Нетанияху со своими бойцами ринулся на второй этаж, преследуя оставшихся террористов.

Всё шло по плану. Второй «Геркулес» уже принимал на борт заложников, а израильские полугусеничные вездеходы и джипы с безоткатными орудиями ринулись к главным воротам аэропорта, ожидая, что со стороны Кампалы появиться танковая колонна. Но вместо танков израильтяне, к счастью,  увидели только угандийских солдат на грузовиках, которые были уничтожены, даже не успев понять, что произошло. А с другой стороны аэропорта в его военной части уже взрывались угандийские «МИГи». Операция подходила к завершению. Пилоты первого самолёта приготовились к взлёту в чрезвычайных условиях «стояния на тормозах»: моторы работали на полную мощность, затем резко отпустили тормоза и самолёт двинулся вперёд. Огромные турбины ревели, унося освобождённых людей в небо. Общая длина пробега, как было подсчитано потом, составила 183 метра, а угол атаки «Геркулеса» равнялся 45 градусам, что почти невероятно.

Утром 4 июля 1976 года весь мир облетела весть: «Заложники освобождены и доставлены в Израиль!» Народному ликованию не было предела, но, к сожалению, к радости примешивалась и скорбь. Несколько заложников  погибли в перестрелке. Погиб и подполковник Ионатан Нетаньяху…

 В нашей статье уместно будет сказать несколько слов и о младшем брате Ионатана, Биньямине – сегодня – главе правительства Израиля. В прошлом капитан спецназа, Беньямин Нетаньяху участвовал в нескольких сверхсекретных боевых операциях на территории вражеских стран, был дважды ранен, в том числе в ходе операции по освобождению захваченного палестинскими террористами самолёта авиакомпании «Сабена» 9 мая 1972 года.

А закончить статью мне хочется словами бывшего президента Израиля Шимона Переса (тогда, в 1976 г., – министра обороны), произнесёнными им на могиле Ионатана Нетанияху:

«Операция «Энтеббе» была единственной в своём роде во всей военной истории. Она доказала, что Израиль в состоянии защитить не только свои границы, но и своих сыновей. Перед лицом террора, нашедшего союзников в лице президента Уганды, на расстоянии более чем четырёх тысяч километров от дома, в течение нескольких коротких часов была защищена честь еврейского народа и, в сущности, честь всех свободных людей во всём мире».

 

 

 

09.03.2016 14:58 Семен БЕЛЬМАН

КОБЗАРЬ и ЕВРЕИ

    

     20 августа 2007 года, накануне 16-й годовщины Независимости Украины, Президент Украины В. А. Ющенко подписал Указ «О награждении государственными наградами Украины работников предприятий, учреждений и организаций по случаю Дня независимости Украины». Этим Указом почётными званиями в области культуры, экономики, образования и медицины были отмечены и четыре представителя Черниговской области. Одним из награждённых оказался и я. Награждение происходило на сцене  Черниговского областного Национального академического музыкально-драматического театра им. Т.Г. Шевченко.  По окончания торжеств в театре награждённым вручили два заранее заготовленных венка, и все присутствующие с развевающимися знамёнами и цветами двинулись к памятнику Т.Г. Шевченко. Духовой оркестр играл «Реве та стогне…». После церемонии возложения венков ко мне подошёл ведущий музыкант оркестра, с которым мы много лет вместе служили  в  одном военном  оркестре, и спросил, указывая на памятник Шевченко: «А ты знаешь, как он любил вашего брата…?».

     Тогда я ему ничего не ответил –  на серьёзный разговор просто не было времени. Но я всегда помнил, как  мой отец, Григорий Шлёмович Бельман, ещё во времена  моего  детства и юношества много раз захватывающе, с волнением рассказывал мне о тяжёлой жизни и судьбе Тараса Шевченко, хотя в те годы в Украине были больше популярны русские, а не украинские поэты и писатели. И рассказ свой отец всегда неизменно заканчивал словами «Шевченко – Гений!»…    

     Однако очевидно и то, что вопрос, поставленный мне моим коллегой-музыкантом, возник не на пустом месте. Такая оценка взглядов и творчества Кобзаря присутствует в обществе. Мне думается, что уже, видимо, после выхода поэмы Шевченко «Гайдамаки», которую он написал в достаточно молодом возрасте, за ним закрепилась слава ненавистника поляков и евреев. Однако очевидно и то, что Т.Г. Шевченко в своих произведениях в первую очередь и больше всех ругал, стыдил и корил свой собственный народ.  Меняясь с возрастом, Шевченко, несомненно, менял и свои взгляды на многое и многих – в том числе и на евреев, что отразилось в воспоминаниях его современников и в его поступках.

     Приведу для примера две истории.

     Первая описана  другом  Тараса Григорьевича – Александром Афанасьевым-Чужбинским. Путешествуя в 1846 году по Украине, друзья оказались в Прилуках.  На одной из улиц ночью они стали свидетелями пожара. Горела убогая лачуга. Народу сбежалось много, но тушили в основном евреи, поскольку в доме жил их единоверец. Шевченко отчаянно бросился вытаскивать из огня имущество погорельцев. Когда всё окончилось, Т.Г. произнёс речь, обращённую к христианскому населению. Он зажигательными словами стыдил людей за их безразличие, объясняя, что, когда человек в беде, какой бы веры или национальности он ни был, он становится нам ближайшим братом.

     Вторая история произошла в 1858 году. Тогда в нескольких номерах российского журнала «Иллюстрация» был помещен ряд антисемитских статей, что вызвало бурные протесты в прессе. Особенно резкую позицию занял журнал «Русский вестник». Протест против антисемитских публикаций «Иллюстрации» подписали  более 100 российских писателей, учёных, актёров. Присоединились к протесту и украинские писатели Н. Костомаров, П. Кулиш, Марко Вовчок, М. Номис и Т. Шевченко.  Однако украинские писатели не ограничились общим письмом-протестом, они прислали в редакцию «Русского вестника» свой отдельный протест, который также был опубликован в журнале. Рамки статьи не дают возможность представить читателям этот документ полностью, поэтому приведу только заключительную его часть:

    «…выражая мнение о еврейском вопросе того народа, который больше великороссиян и поляков терпел от евреев и выразил свою ненависть к евреям, во времена оны, многими тысячами кровавых жертв. Этот народ (украинский – С.Б.) не мог входить в причину зла, заключавшуюся не в евреях, а в религиозно-гражданском устройстве Польши. Он мстил евреям с таким простодушным сознанием праведности кровопролитий, что даже воспел свои страшные подвиги в своих истинно поэтических песнях. И несмотря на то, современные литературные представители этого народа, дыша иным духом, сочувствуя иным стремлениям, прикладывают свои руки к протесту «Русского вестника» против статей «Иллюстрации»». ( Марко Вовчок, Н. Костомаров, П. Кулиш, М. Номис, Т. Шевченко).

     А как же сами евреи относились к творчеству и личности Кобзаря?

     Начнём с его современников.  Через год после написания вышеприведённого протеста украинская земля родила ещё одного гениального народного писателя – великого еврейского прозаика Шолом Алейхема.  Шолом Алейхем считал Т.Г. Шевченко «украинским Некрасовым», относил его к «пушкинскому поколению поэтов», имел «Кобзарь» в личной библиотеке, называл его «Песнью песней Шевченко», знал на память много стихотворений поэта, очень любил «Думи мої, думи…», вступление  к балладе «Причинна» («Реве та стогне Дніпр широкий») и часто их декламировал в кругу друзей.

     Ещё один земляк поэта, родившийся  в 1860 году в Херсонской губерний в еврейской земледельческой колонии Бобровый Кут – русский и еврейский поэт, и публицист Семён  Фруг с ранних лет с восторгом перечитывал

думы  Кобзаря и к 30-летию со дня смерти Шевченко в 1891 году опубликовал в еврейском журнале «Восход» стихотворение «Памяти Т.Г. Шевченко».    

     В 1862 году в Одессе родился Леонид Осипович Пастернак – российский живописец и график, мастер жанровых композиций и книжной иллюстрации; педагог; отец писателя и поэта Бориса Пастернака. Леонид Пастернак  выразил своё восхищение Шевченко в рисунке, на котором изображён  Тарас Шевченко и его друг, афроамериканский актёр Айра Олдридж, чья судьба была схожа с судьбой самого Тараса Григорьевича.

     Ещё один уроженец Одессы – писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик, один из лидеров сионистского (!) движения Владимир Жаботинский  –  в 1911 году – году 50-летия со дня смерти Кобзаря (тогда на страницах газет разгорелась дискуссия, длившаяся три года, до 100-летнего юбилея со дня рождения самого большого национального  украинского поэта) написал удивительную статью «Урок юбилея Шевченко». Вот маленькая выдержка из этой статьи:

   «Шевченко есть национальный поэт, и в этом его сила. Он национальный поэт и в субъективном смысле, т.е. поэт-националист, даже со всеми недостатками националиста, со взрывами дикой вражды к поляку, к еврею, к другим соседям… Но еще важнее то, что он – национальный поэт по своему объективному значению. Он дал и своему народу, и всему миру яркое, незыблемое доказательство, что украинская душа способна к самым высшим полетам самобытного культурного творчества. За то его так любят одни, и за то его так боятся другие, и эта любовь и этот страх были бы ничуть не меньше, если бы Шевченко был в свое время не народником, а аристократом в стиле Гете или Пушкина. Можно выбросить все демократические нотки из его произведений (да цензура долго так и делала!) – и Шевченко останется тем, чем создала его природа: ослепительным прецедентом, не позволяющим украинству отклониться от пути национального ренессанса».

 

                                                   ***

     В XX веке изучение и популяризация наследия Кобзаря  стало буквально массовым явлением в творчестве евреев писателей и поэтов, скульпторов и архитекторов, кинематографистов и мн. др. деятелей культуры.

     Согласно данным Шевченковского словаря 1978 г. издания (статья

 «Т. Шевченко і єврейська література»), до Второй Мировой войны в СССР еврейскими писателями было сделано  около 20 переводов  «Заповіта» на идиш.

   Приведём пример. Выдающийся еврейский поэт Давид Гофштейн, писавший на идиш (расстрелян Сталиным как член Еврейского антифашистского комитета в сентябре 1952 г.), переводчик последней написанной Т.Шевченко на русском языке повести «Прогулка с удовольствием и не без морали», перевёл на идиш также и «Заповіт», а в 1939 году он в соавторстве с Яковом Городским (Блюмкиным) опубликовал статью «Наша работа над переводом произведений Т. Шевченко».

     В 1939 году были изданы две популярные биографии Т. Шевченко на идиш:   еврейского прозаика Петра Альтмана и еврейского поэта Эзры Фининберга.

     Мощная цепочка евреевдеятелей культуры, занимавшихся исследованием и популяризацией творчества Шевченко, не прерывалась никогда.

     Украинский литературовед  Иеремия Айзеншток  в 1922 году написал и издал труд «Шевченкознавство — сучасна проблема». В 1925 г. он подготовил  первое полное, комментированное издание «Щоденника» Шевченко под названием «Дневник». За последующие шесть лет, с 1925 по 1931 год, Айзеншток написал комментарии к сочинениям Т.Г. Шевченко в 12 (!) томах, опубликовал научные исследования «Шевченко и фольклор» (1938 г.), «Тарас Шевченко и Карл Брюллов» (1939 г.) и в 1940 году написал книгу «Як працював Шевченко». При активном участии И. Айзенштока в 1926 году в Харькове был создан Институт литературы им. Т. Шевченко. И, наконец, благодаря усилиям Иеремии Айзенштока в Украину были возвращены из Москвы и Ленинграда уникальные вещи Тараса Шевченко: письмо поэта к Г. Квитке-Основяненко, пять художественных полотен  Кобзаря, автограф поэмы «Мар’яна-черниця» и 80 его рисунков.

     Теперь несколько примеров художественных произведений, написанных еврейскими писателями о Т.Г. Шевченко в разные годы,  о которых сообщает нам  Украинская литературная энциклопедия, вышедшая в 1990 году.

     Шевченко посвятили свои рассказы: Ихил Фаликман –  «Чёрный брат» (о дружбе Т. Шевченко с американским актёром Айрой Олдриджем); Герш Орланд –  «Ночь в степи»; М. Аронский   –  «Портрет»;  И. Шкаровский –  «Последний путь»; Ицик Фефер «Баллада о пожаре». Все произведения написаны на языке идиш. В 1963 году в журнале «Дніпро»  была опубликована большая статья М. Финкеля «З любов’ю до співця свободи» с подзаголовком «Єврейські поети про Шевченка».

     Обратимся теперь  к кинематографу. Уже в 1926 году русский и украинский кинорежиссёр Борис Исаакович Завелев снял художественный фильм «Тарас Шевченко». В 1951 году на экраны страны вышел фильм известного режиссёра,  руководителя режиссёрской мастерской ВГИКа  Игоря Савченко (1906-1950 гг.) «Тарас Шевченко», который, как сообщает биографический справочник «Искусство Украины» (1997 г.), после смерти Савченко доснимали его ученики  – режиссёры Александр Алов (Лапскер) и Владимир Наумов. В этом же фильме в роли капитана Косарева снялся Марк Бернес. А в 1964 году к 150- летнему юбилею Кобзаря  украинский кинооператор и режиссёр документальных фильмов Соломон Михайлович Гольбрих снял фильм «Вінець Кобзареві».  

     Свою лепту в шевченкониану внесли и композиторы евреи. Украинский композитор  Михаил Абрамович Бак – автор романсов на слова Шевченко «Утоптала стежечку» и «На вгороді коло броду» (1939 г.), а Самуил Вольфович Ратнер – автор оратории «Думы Тараса» (1964 г.) и драматической увертюры «Тарас Шевченко» (1965 г.).  Украинский композитор-классик Яков Самойлович Цегляр – автор кантат «Безсмертному Кобзареві» (1963 г. ), «Світа зоря безсмертного Тараса» (1994 г.), «По селах і містах іде Тарас» (1995 г.).

     С особой гордостью мы  вспоминаем и писателей-евреев  – уроженцев Черниговщины, которые внесли свою огромную лепту в шевченковедение.

     Это в первую очередь российский писатель и исследователь-шевченковед с мировым именем Леонид Большаков – основатель и директор единственного в мире (!) Научно-исследовательского института Тараса Шевченко в Оренбурге. Большаков посвятил изучению жизни и творчества Т.Г. Шевченко более 60 лет. Из-под его пера вышло более 20 книг о Великом Кобзаре, а за одну из них  – трёхтомную «Быль о Тарасе» (1993 г.) – Большаков удостоился Шевченковской премии.  

     Украинский  поэт Абрам Кацнельсон писал о Т. Шевченко в своей литературоведческой работе «Краса і сила віршованого слова», он же создал  стихотворение «Смерть художника» (1940 г.) и поэтический цикл «Шевченко в Петербурзі». А писатель Михаил Хазан написал книгу новелл о Т.Г. Шевченко «Вічна зірка».

     Нельзя с восторгом не отметить и черниговца  – украинского писателя, ныне проживающего в Израиле, председателя Союза украинских писателей Израиля, Александра Деко, который  буквально накануне 2014 года к 200-летию со дня рождения Тараса Шевченко выпустил свою новую книгу «Шевченківський календар». В этом труде наряду с известными собрано много и малоизвестных материалов из того, что сохранилось о Т.Г. Шевченко. «Шевченківський календар» рассчитан на массового читателя. Это произведение даёт возможность познать величие поэта и художника, философа и мыслителя, трагизм и триумф украинского Пророка.

     Как это ни покажется странным, но постоянное присутствие  личности  Т.Г. Шевченко в жизни и памяти украинского народа в значительной степени связаны с его образом, который запечатлён  в памятниках Кобзарю, полотнах и барельефах, изображающих поэта ….   Я, во всяком случае,  менее всего воспринимаю портрет Т. Шевченко на денежных знаках и считаю, что это не то место, где нужно помещать образ украинского Гения. Хотя взгляды на образ и памятники  Кобзарю могут быть и разными…

     Несколько месяцев назад, 6 сентября 2013 года, во всеукраинской газете «День» была опубликована статья искусствоведа Ярослава Кравченко «История монументов Кобзарю». Не буду (да и не имею права) оценивать заключение специалиста-искусствоведа, однако не могу с негодованием не заметить, что из статьи торчат уши застарелой  болезни антисемитизма.  Касаясь событий 1930-х годов на Украине  –  в частности, голодомора 1932-33 гг. и уничтожения украинской интеллигенции в 1937 году (забывая, что  в 37-м Сталин уничтожил сотни тысяч советских людей без разбора национальности), –  автор пишет: «Как будто насмешкой над всем уцелевшим народом стало объявление конкурса на проект памятника Шевченко в Харькове, Киеве и Каневе». И с красной строки  продолжает: «И, соответственно, победил проект не украинских художников – а три варианта проекта «интернациональных» авторов – скульптора М. Манизера и архитекторов И. Лангбарда и Е Левинсона».  Читатель, обрати внимание, как  по-иезуитски  Кравченко берёт в кавычки  словосочетание ««интернациональных» авторов»,  не решаясь сказать прямо – авторов-евреев. Ну, как же, на дворе ведь XXI век, нехорошо быть… Ярослава Кравченко  в статье поддерживает  и киевский  архитектор-исследователь В. Вечерский (насколько мне известно, Вечерский занимал на время написания статьи Я. Кравченко  государственный пост в Киевгорадминистрации). Прямая речь  Вечерского: «Вместо традиционного креста на могиле православного христианина Шевченко, который никогда не отрекался от своей веры, поставили причудливый постамент – что-то среднее между традиционной иудейской погребальной стелой и модернизированным египетским обелиском».

     На мой непрофессиональный взгляд, это абсолютное профессиональное невежество архитектора, хотя «иудейская погребальная стела и египетский обелиск»  звучит, как выражается сегодня молодое поколение, «круто». И, конечно же, такие публицистические пассажи  – это неуважение и оскорбление зодчих, создавших памятники, которые вот уже почти восемь десятилетий являются главной узнаваемой визитной карточкой  Украины во всём мире. Не Днепрогэс и памятник «Родина-мать» в Киеве  –  а именно памятник Т.Г. Шевченко на Чернечей горе в Каневе. Как тут не вспомнить слова Леонида Большакова, который  в одном из писем («Тхия», 14.01.2014 г.) писал: «Недоумков хватало во все времена, а Шевченко был, есть и будет всемирным, национальным и всеславянским гением, которому жить в веках».

     Итак, советский скульптор Матвей Генрихович Манизер создаёт памятники Тарасу Шевченко в Харькове (архитектор И. Лангбард, 1935 г.), в Киеве (архитектор Е. Левинсон, 1938 г.) и на могиле Кобзаря в Каневе в 1939 году (архитектор Е. Левинсон). Украинский скульптор Лионора Абрамовна Блох –автор памятника Т.Г. Шевченко в городе Богодухове Харьковской области (1930 г.). Украинский скульптор Макс Исаевич Гельман  – автор скульптурной композиции «Тарас Шевченко в Петербурге» (1939 г.).

     Украинский график Борис Иосифович Вакс – создатель серии моногравюр, посвящённых Шевченко; украинский график Борис Наумович Гинзбург – автор графической серии «Т.Г. Шевченко» (1961-62 гг.), а также  иллюстраций к произведениям Т. Шевченко (1963 г.); украинский график Марк Абрамович Кинарский – оформитель произведений Шевченко, в т.ч. «Кобзаря», изданного в 1920 г. в Киеве. Украинский график Борис Зусевич Шац создал серию графических работ «Т. Шевченко» (1961-64 гг.), а его сын, художник  Матвей Борисович Коган-Шац, –  автор пейзажа «На Тарасовій горі» (1964 г.). Наш земляк-черниговец скульптор Флориан Абрамович  Коцюбинский, внук великого украинского писателя Михайла Коцюбинского, создал  в 1964 году скульптурный портрет Т. Шевченко под названием «Літа молодії». 

     Этот список – список еврейских поэтов, писателей, кинорежиссёров, скульпторов, художников, графиков, литературоведов, драматургов, изобразивших и прославивших  в своих произведениях Кобзаря и внёсших свой огромный вклад в науку шевченковедения, можно ещё продолжать и продолжать.

     Но закончить статью мне хочется вот этой историей, которую я нашёл в книге выдающегося  украинского философа и общественного деятеля, нашего современника Мирослава Поповича «Нариси історії культури України»,  увидевшей свет в 1999 году.

     Попович сообщает, что в 1838 году  было решено выкупить Т.Г. Шевченко из неволи. Цена, которую запросил за своего крепостного Тараса помещик Энгельгардт – 2500 карбованцев, – была неимоверно высокой. Нервы Шевченко не выдержали, и он свалился с горячкой. Друзья положили его в больницу Марии Магдалины, поскольку там работал врач с исключительно хорошей репутацией. Он действительно быстро вытащил Шевченко из тяжёлой болезни и поставил его на ноги. Этим врачом был еврей-выкрест родом из Украины, из города Староконстантинов. А звали его Александр Дмитриевич Бланк – отец матери и дед будущего вождя мирового пролетариата В.И. Ульянова /Ленина/... И как знать, увидел бы мир бессмертные строки поэта, не спаси его тогда верные друзья и доктор Бланк!

     «Еврейский след» в истории жизни Тараса Шевченко, в судьбе его произведений и сохранении исторической памяти о Кобзаре требует, безусловно, специального изучения. Но трагизм судьбы, сложность и неоднозначность личности Шевченко во многом роднит его со всеми судьбами, со всеми тяготами и невзгодами, выпавшими на долю народов Украины.

  

     20 августа 2007 года, накануне 16-й годовщины Независимости Украины, Президент Украины В. А. Ющенко подписал Указ «О награждении государственными наградами Украины работников предприятий, учреждений и организаций по случаю Дня независимости Украины». Этим Указом почётными званиями в области культуры, экономики, образования и медицины были отмечены и четыре представителя Черниговской области. Одним из награждённых оказался и я. Награждение происходило на сцене  Черниговского областного Национального академического музыкально-драматического театра им. Т.Г. Шевченко.  По окончания торжеств в театре награждённым вручили два заранее заготовленных венка, и все присутствующие с развевающимися знамёнами и цветами двинулись к памятнику Т.Г. Шевченко. Духовой оркестр играл «Реве та стогне…». После церемонии возложения венков ко мне подошёл ведущий музыкант оркестра, с которым мы много лет вместе служили  в  одном военном  оркестре, и спросил, указывая на памятник Шевченко: «А ты знаешь, как он любил вашего брата…?».

     Тогда я ему ничего не ответил –  на серьёзный разговор просто не было времени. Но я всегда помнил, как  мой отец, Григорий Шлёмович Бельман, ещё во времена  моего  детства и юношества много раз захватывающе, с волнением рассказывал мне о тяжёлой жизни и судьбе Тараса Шевченко, хотя в те годы в Украине были больше популярны русские, а не украинские поэты и писатели. И рассказ свой отец всегда неизменно заканчивал словами «Шевченко – Гений!»…    

     Однако очевидно и то, что вопрос, поставленный мне моим коллегой-музыкантом, возник не на пустом месте. Такая оценка взглядов и творчества Кобзаря присутствует в обществе. Мне думается, что уже, видимо, после выхода поэмы Шевченко «Гайдамаки», которую он написал в достаточно молодом возрасте, за ним закрепилась слава ненавистника поляков и евреев. Однако очевидно и то, что Т.Г. Шевченко в своих произведениях в первую очередь и больше всех ругал, стыдил и корил свой собственный народ.  Меняясь с возрастом, Шевченко, несомненно, менял и свои взгляды на многое и многих – в том числе и на евреев, что отразилось в воспоминаниях его современников и в его поступках.

     Приведу для примера две истории.

     Первая описана  другом  Тараса Григорьевича – Александром Афанасьевым-Чужбинским. Путешествуя в 1846 году по Украине, друзья оказались в Прилуках.  На одной из улиц ночью они стали свидетелями пожара. Горела убогая лачуга. Народу сбежалось много, но тушили в основном евреи, поскольку в доме жил их единоверец. Шевченко отчаянно бросился вытаскивать из огня имущество погорельцев. Когда всё окончилось, Т.Г. произнёс речь, обращённую к христианскому населению. Он зажигательными словами стыдил людей за их безразличие, объясняя, что, когда человек в беде, какой бы веры или национальности он ни был, он становится нам ближайшим братом.

     Вторая история произошла в 1858 году. Тогда в нескольких номерах российского журнала «Иллюстрация» был помещен ряд антисемитских статей, что вызвало бурные протесты в прессе. Особенно резкую позицию занял журнал «Русский вестник». Протест против антисемитских публикаций «Иллюстрации» подписали  более 100 российских писателей, учёных, актёров. Присоединились к протесту и украинские писатели Н. Костомаров, П. Кулиш, Марко Вовчок, М. Номис и Т. Шевченко.  Однако украинские писатели не ограничились общим письмом-протестом, они прислали в редакцию «Русского вестника» свой отдельный протест, который также был опубликован в журнале. Рамки статьи не дают возможность представить читателям этот документ полностью, поэтому приведу только заключительную его часть:

    «…выражая мнение о еврейском вопросе того народа, который больше великороссиян и поляков терпел от евреев и выразил свою ненависть к евреям, во времена оны, многими тысячами кровавых жертв. Этот народ (украинский – С.Б.) не мог входить в причину зла, заключавшуюся не в евреях, а в религиозно-гражданском устройстве Польши. Он мстил евреям с таким простодушным сознанием праведности кровопролитий, что даже воспел свои страшные подвиги в своих истинно поэтических песнях. И несмотря на то, современные литературные представители этого народа, дыша иным духом, сочувствуя иным стремлениям, прикладывают свои руки к протесту «Русского вестника» против статей «Иллюстрации»». ( Марко Вовчок, Н. Костомаров, П. Кулиш, М. Номис, Т. Шевченко).

     А как же сами евреи относились к творчеству и личности Кобзаря?

     Начнём с его современников.  Через год после написания вышеприведённого протеста украинская земля родила ещё одного гениального народного писателя – великого еврейского прозаика Шолом Алейхема.  Шолом Алейхем считал Т.Г. Шевченко «украинским Некрасовым», относил его к «пушкинскому поколению поэтов», имел «Кобзарь» в личной библиотеке, называл его «Песнью песней Шевченко», знал на память много стихотворений поэта, очень любил «Думи мої, думи…», вступление  к балладе «Причинна» («Реве та стогне Дніпр широкий») и часто их декламировал в кругу друзей.

     Ещё один земляк поэта, родившийся  в 1860 году в Херсонской губерний в еврейской земледельческой колонии Бобровый Кут – русский и еврейский поэт, и публицист Семён  Фруг с ранних лет с восторгом перечитывал

думы  Кобзаря и к 30-летию со дня смерти Шевченко в 1891 году опубликовал в еврейском журнале «Восход» стихотворение «Памяти Т.Г. Шевченко».    

     В 1862 году в Одессе родился Леонид Осипович Пастернак – российский живописец и график, мастер жанровых композиций и книжной иллюстрации; педагог; отец писателя и поэта Бориса Пастернака. Леонид Пастернак  выразил своё восхищение Шевченко в рисунке, на котором изображён  Тарас Шевченко и его друг, афроамериканский актёр Айра Олдридж, чья судьба была схожа с судьбой самого Тараса Григорьевича.

     Ещё один уроженец Одессы – писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик, один из лидеров сионистского (!) движения Владимир Жаботинский  –  в 1911 году – году 50-летия со дня смерти Кобзаря (тогда на страницах газет разгорелась дискуссия, длившаяся три года, до 100-летнего юбилея со дня рождения самого большого национального  украинского поэта) написал удивительную статью «Урок юбилея Шевченко». Вот маленькая выдержка из этой статьи:

   «Шевченко есть национальный поэт, и в этом его сила. Он национальный поэт и в субъективном смысле, т.е. поэт-националист, даже со всеми недостатками националиста, со взрывами дикой вражды к поляку, к еврею, к другим соседям… Но еще важнее то, что он – национальный поэт по своему объективному значению. Он дал и своему народу, и всему миру яркое, незыблемое доказательство, что украинская душа способна к самым высшим полетам самобытного культурного творчества. За то его так любят одни, и за то его так боятся другие, и эта любовь и этот страх были бы ничуть не меньше, если бы Шевченко был в свое время не народником, а аристократом в стиле Гете или Пушкина. Можно выбросить все демократические нотки из его произведений (да цензура долго так и делала!) – и Шевченко останется тем, чем создала его природа: ослепительным прецедентом, не позволяющим украинству отклониться от пути национального ренессанса».

 

                                                   ***

     В XX веке изучение и популяризация наследия Кобзаря  стало буквально массовым явлением в творчестве евреев писателей и поэтов, скульпторов и архитекторов, кинематографистов и мн. др. деятелей культуры.

     Согласно данным Шевченковского словаря 1978 г. издания (статья

 «Т. Шевченко і єврейська література»), до Второй Мировой войны в СССР еврейскими писателями было сделано  около 20 переводов  «Заповіта» на идиш.

   Приведём пример. Выдающийся еврейский поэт Давид Гофштейн, писавший на идиш (расстрелян Сталиным как член Еврейского антифашистского комитета в сентябре 1952 г.), переводчик последней написанной Т.Шевченко на русском языке повести «Прогулка с удовольствием и не без морали», перевёл на идиш также и «Заповіт», а в 1939 году он в соавторстве с Яковом Городским (Блюмкиным) опубликовал статью «Наша работа над переводом произведений Т. Шевченко».

     В 1939 году были изданы две популярные биографии Т. Шевченко на идиш:   еврейского прозаика Петра Альтмана и еврейского поэта Эзры Фининберга.

     Мощная цепочка евреевдеятелей культуры, занимавшихся исследованием и популяризацией творчества Шевченко, не прерывалась никогда.

     Украинский литературовед  Иеремия Айзеншток  в 1922 году написал и издал труд «Шевченкознавство — сучасна проблема». В 1925 г. он подготовил  первое полное, комментированное издание «Щоденника» Шевченко под названием «Дневник». За последующие шесть лет, с 1925 по 1931 год, Айзеншток написал комментарии к сочинениям Т.Г. Шевченко в 12 (!) томах, опубликовал научные исследования «Шевченко и фольклор» (1938 г.), «Тарас Шевченко и Карл Брюллов» (1939 г.) и в 1940 году написал книгу «Як працював Шевченко». При активном участии И. Айзенштока в 1926 году в Харькове был создан Институт литературы им. Т. Шевченко. И, наконец, благодаря усилиям Иеремии Айзенштока в Украину были возвращены из Москвы и Ленинграда уникальные вещи Тараса Шевченко: письмо поэта к Г. Квитке-Основяненко, пять художественных полотен  Кобзаря, автограф поэмы «Мар’яна-черниця» и 80 его рисунков.

     Теперь несколько примеров художественных произведений, написанных еврейскими писателями о Т.Г. Шевченко в разные годы,  о которых сообщает нам  Украинская литературная энциклопедия, вышедшая в 1990 году.

     Шевченко посвятили свои рассказы: Ихил Фаликман –  «Чёрный брат» (о дружбе Т. Шевченко с американским актёром Айрой Олдриджем); Герш Орланд –  «Ночь в степи»; М. Аронский   –  «Портрет»;  И. Шкаровский –  «Последний путь»; Ицик Фефер «Баллада о пожаре». Все произведения написаны на языке идиш. В 1963 году в журнале «Дніпро»  была опубликована большая статья М. Финкеля «З любов’ю до співця свободи» с подзаголовком «Єврейські поети про Шевченка».

     Обратимся теперь  к кинематографу. Уже в 1926 году русский и украинский кинорежиссёр Борис Исаакович Завелев снял художественный фильм «Тарас Шевченко». В 1951 году на экраны страны вышел фильм известного режиссёра,  руководителя режиссёрской мастерской ВГИКа  Игоря Савченко (1906-1950 гг.) «Тарас Шевченко», который, как сообщает биографический справочник «Искусство Украины» (1997 г.), после смерти Савченко доснимали его ученики  – режиссёры Александр Алов (Лапскер) и Владимир Наумов. В этом же фильме в роли капитана Косарева снялся Марк Бернес. А в 1964 году к 150- летнему юбилею Кобзаря  украинский кинооператор и режиссёр документальных фильмов Соломон Михайлович Гольбрих снял фильм «Вінець Кобзареві».  

     Свою лепту в шевченкониану внесли и композиторы евреи. Украинский композитор  Михаил Абрамович Бак – автор романсов на слова Шевченко «Утоптала стежечку» и «На вгороді коло броду» (1939 г.), а Самуил Вольфович Ратнер – автор оратории «Думы Тараса» (1964 г.) и драматической увертюры «Тарас Шевченко» (1965 г.).  Украинский композитор-классик Яков Самойлович Цегляр – автор кантат «Безсмертному Кобзареві» (1963 г. ), «Світа зоря безсмертного Тараса» (1994 г.), «По селах і містах іде Тарас» (1995 г.).

     С особой гордостью мы  вспоминаем и писателей-евреев  – уроженцев Черниговщины, которые внесли свою огромную лепту в шевченковедение.

     Это в первую очередь российский писатель и исследователь-шевченковед с мировым именем Леонид Большаков – основатель и директор единственного в мире (!) Научно-исследовательского института Тараса Шевченко в Оренбурге. Большаков посвятил изучению жизни и творчества Т.Г. Шевченко более 60 лет. Из-под его пера вышло более 20 книг о Великом Кобзаре, а за одну из них  – трёхтомную «Быль о Тарасе» (1993 г.) – Большаков удостоился Шевченковской премии.  

     Украинский  поэт Абрам Кацнельсон писал о Т. Шевченко в своей литературоведческой работе «Краса і сила віршованого слова», он же создал  стихотворение «Смерть художника» (1940 г.) и поэтический цикл «Шевченко в Петербурзі». А писатель Михаил Хазан написал книгу новелл о Т.Г. Шевченко «Вічна зірка».

     Нельзя с восторгом не отметить и черниговца  – украинского писателя, ныне проживающего в Израиле, председателя Союза украинских писателей Израиля, Александра Деко, который  буквально накануне 2014 года к 200-летию со дня рождения Тараса Шевченко выпустил свою новую книгу «Шевченківський календар». В этом труде наряду с известными собрано много и малоизвестных материалов из того, что сохранилось о Т.Г. Шевченко. «Шевченківський календар» рассчитан на массового читателя. Это произведение даёт возможность познать величие поэта и художника, философа и мыслителя, трагизм и триумф украинского Пророка.

     Как это ни покажется странным, но постоянное присутствие  личности  Т.Г. Шевченко в жизни и памяти украинского народа в значительной степени связаны с его образом, который запечатлён  в памятниках Кобзарю, полотнах и барельефах, изображающих поэта ….   Я, во всяком случае,  менее всего воспринимаю портрет Т. Шевченко на денежных знаках и считаю, что это не то место, где нужно помещать образ украинского Гения. Хотя взгляды на образ и памятники  Кобзарю могут быть и разными…

     Несколько месяцев назад, 6 сентября 2013 года, во всеукраинской газете «День» была опубликована статья искусствоведа Ярослава Кравченко «История монументов Кобзарю». Не буду (да и не имею права) оценивать заключение специалиста-искусствоведа, однако не могу с негодованием не заметить, что из статьи торчат уши застарелой  болезни антисемитизма.  Касаясь событий 1930-х годов на Украине  –  в частности, голодомора 1932-33 гг. и уничтожения украинской интеллигенции в 1937 году (забывая, что  в 37-м Сталин уничтожил сотни тысяч советских людей без разбора национальности), –  автор пишет: «Как будто насмешкой над всем уцелевшим народом стало объявление конкурса на проект памятника Шевченко в Харькове, Киеве и Каневе». И с красной строки  продолжает: «И, соответственно, победил проект не украинских художников – а три варианта проекта «интернациональных» авторов – скульптора М. Манизера и архитекторов И. Лангбарда и Е Левинсона».  Читатель, обрати внимание, как  по-иезуитски  Кравченко берёт в кавычки  словосочетание ««интернациональных» авторов»,  не решаясь сказать прямо – авторов-евреев. Ну, как же, на дворе ведь XXI век, нехорошо быть… Ярослава Кравченко  в статье поддерживает  и киевский  архитектор-исследователь В. Вечерский (насколько мне известно, Вечерский занимал на время написания статьи Я. Кравченко  государственный пост в Киевгорадминистрации). Прямая речь  Вечерского: «Вместо традиционного креста на могиле православного христианина Шевченко, который никогда не отрекался от своей веры, поставили причудливый постамент – что-то среднее между традиционной иудейской погребальной стелой и модернизированным египетским обелиском».

     На мой непрофессиональный взгляд, это абсолютное профессиональное невежество архитектора, хотя «иудейская погребальная стела и египетский обелиск»  звучит, как выражается сегодня молодое поколение, «круто». И, конечно же, такие публицистические пассажи  – это неуважение и оскорбление зодчих, создавших памятники, которые вот уже почти восемь десятилетий являются главной узнаваемой визитной карточкой  Украины во всём мире. Не Днепрогэс и памятник «Родина-мать» в Киеве  –  а именно памятник Т.Г. Шевченко на Чернечей горе в Каневе. Как тут не вспомнить слова Леонида Большакова, который  в одном из писем («Тхия», 14.01.2014 г.) писал: «Недоумков хватало во все времена, а Шевченко был, есть и будет всемирным, национальным и всеславянским гением, которому жить в веках».

     Итак, советский скульптор Матвей Генрихович Манизер создаёт памятники Тарасу Шевченко в Харькове (архитектор И. Лангбард, 1935 г.), в Киеве (архитектор Е. Левинсон, 1938 г.) и на могиле Кобзаря в Каневе в 1939 году (архитектор Е. Левинсон). Украинский скульптор Лионора Абрамовна Блох –автор памятника Т.Г. Шевченко в городе Богодухове Харьковской области (1930 г.). Украинский скульптор Макс Исаевич Гельман  – автор скульптурной композиции «Тарас Шевченко в Петербурге» (1939 г.).

     Украинский график Борис Иосифович Вакс – создатель серии моногравюр, посвящённых Шевченко; украинский график Борис Наумович Гинзбург – автор графической серии «Т.Г. Шевченко» (1961-62 гг.), а также  иллюстраций к произведениям Т. Шевченко (1963 г.); украинский график Марк Абрамович Кинарский – оформитель произведений Шевченко, в т.ч. «Кобзаря», изданного в 1920 г. в Киеве. Украинский график Борис Зусевич Шац создал серию графических работ «Т. Шевченко» (1961-64 гг.), а его сын, художник  Матвей Борисович Коган-Шац, –  автор пейзажа «На Тарасовій горі» (1964 г.). Наш земляк-черниговец скульптор Флориан Абрамович  Коцюбинский, внук великого украинского писателя Михайла Коцюбинского, создал  в 1964 году скульптурный портрет Т. Шевченко под названием «Літа молодії». 

     Этот список – список еврейских поэтов, писателей, кинорежиссёров, скульпторов, художников, графиков, литературоведов, драматургов, изобразивших и прославивших  в своих произведениях Кобзаря и внёсших свой огромный вклад в науку шевченковедения, можно ещё продолжать и продолжать.

     Но закончить статью мне хочется вот этой историей, которую я нашёл в книге выдающегося  украинского философа и общественного деятеля, нашего современника Мирослава Поповича «Нариси історії культури України»,  увидевшей свет в 1999 году.

     Попович сообщает, что в 1838 году  было решено выкупить Т.Г. Шевченко из неволи. Цена, которую запросил за своего крепостного Тараса помещик Энгельгардт – 2500 карбованцев, – была неимоверно высокой. Нервы Шевченко не выдержали, и он свалился с горячкой. Друзья положили его в больницу Марии Магдалины, поскольку там работал врач с исключительно хорошей репутацией. Он действительно быстро вытащил Шевченко из тяжёлой болезни и поставил его на ноги. Этим врачом был еврей-выкрест родом из Украины, из города Староконстантинов. А звали его Александр Дмитриевич Бланк – отец матери и дед будущего вождя мирового пролетариата В.И. Ульянова /Ленина/... И как знать, увидел бы мир бессмертные строки поэта, не спаси его тогда верные друзья и доктор Бланк!

     «Еврейский след» в истории жизни Тараса Шевченко, в судьбе его произведений и сохранении исторической памяти о Кобзаре требует, безусловно, специального изучения. Но трагизм судьбы, сложность и неоднозначность личности Шевченко во многом роднит его со всеми судьбами, со всеми тяготами и невзгодами, выпавшими на долю народов Украины.

 

01.10.2015 12:04 Семен БЕЛЬМАН

Учитель музики

   

    Про музику та музикантів пишуть часто й багато. Тема начебто легка (так помилково вважають чимало людей) і, безсумнівно, виграшна. Та й приводів достатньо: концерти і фестивалі, ювілеї та творчі вечори, конкурси ... Однак роблять це по-різному, іноді не завжди розуміючи, про що саме пишуть, і мало розбираючись (якщо це, звичайно, не спеціалізовані видання) в музиці та музичній культурі .... Є й таке поняття, як «бульварна преса» – видання, котрі спеціалізуються на чутках, сенсаціях (найчастіше – вдаваних), скандалах та плітках. Особливо це стосується такого жанру публіцистики, як інтерв’ю. А оскільки в середовищі музичних діячів, як і взагалі серед діячів культури різних напрямів, часто існує, так би мовити, нездорова конкуренція, ревнощі до успіхів колег і т. п., то багато достойних представників світу культури залишаються без належної уваги преси.

 Це в жодному разі не стосується особистості героя сьогоднішньої моєї розповіді, котрому наша місцева та республіканська преса вже багато років приділяють достатньо уваги. Сьогодні, з нагоди Міжнародного дня музики й напередодні Дня вчителя, мені теж хочеться поділитися особистими спогадами і розповісти читачам про відомого в Чернігові та Україні музиканта й педагога, заслуженого працівника культури України Юрія Павловича Карпенка. Гадаю, що маю на це право і як музикант, і як журналіст.

Юрія Карпенка я знаю понад 45 років. Ми познайомилися в 1973-му. Тоді я був іще музикантом-початківцем та працював у духовому оркестрі Міського парку культури і відпочинку виконавцем на ударних інструментах. Одного разу під час недільного щотижневого виступу оркестру на одному з майданчиків на нашому чернігівському Валу до оркестру підійшов молодий чоловік. Наш диригент Володимир Тихонович Соломаха (нехай буде благословенна його пам’ять), углядівши гостя, просто засвітився від радості. Тоді ж я дізнався, що цей молодий чоловік – студент 3-го курсу Харківського державного інституту культури по класу ударних інструментів. У ті роки в оркестрах працювало багато музикантів, які не мали спеціальної освіти. Тому такий гість привернув особливу увагу. І тут Володимир Тихонович, звертаючись до нього, каже: «Юра, сядь за малий барабан і зіграй із нами кілька речей». Природно, я тут же передав студентові барабанні палички й поступився своїм місцем біля інструмента. Грав Юра академічно акуратно й чисто, строго по написаному нотному тексту, хоча ударники часто допускають окремі, так би мовити, вольності-імпровізації, на які диригенти заплющують очі ... Думаю, що так, нота в ноту, він зіграв швидше для мене, і скажу, що його гра справді справила на мене враження. Надалі ми з Юрою багато років грали в різних музичних колективах: я – у військових, він – у цивільних,  чули і спостерігали гру один одного переважно із глядацької зали. Ось тому у нас навіть немає спільної фотографії. Крім того Юрій Павлович починав свій шлях у музиці з гри на мідних духових інструментах і перейшов на ударні (про причини розповім пізніше), а я починав із гри на ударних і перейшов на мідні духові... У Юрія Павловича багато привабливих рідкісних особистих душевних та професійних рис (про них ми поговоримо нижче), але особливо мені близька одна з них: його пам’ять про своїх учителів, чиї імена Юрій Карпенко згадує в кожному своєму публічному виступі та вдячність яким несе навіть через півстоліття.

Взагалі-то про музикантів та спортсменів говорять і пишуть, не вживаючи по батькові ... Вчинимо так і ми.

Юрій Карпенко народився 2 лютого 1949 року у Смоленську в робітничо-селянській родині в повному розумінні цього популярного колись слова. Через рік його батько, уродженець Бакланової Муравійки Чернігівського району, вирішив переїхати з сім’єю до Чернігова, де влаштувався працювати слюсарем на фабрику первинної обробки вовни – знамениту «Шерстянку», яка дала назву і мікрорайону. Там же, на Шерстянці, в 1956-му Юрій був прийнятий до першого класу Чернігівській восьмирічної школи № 14. Учився як усі діти.

 Минув рік. Одного разу у 2-Б клас, де навчався Юра, прийшов чоловік у військовій польовій формі без погонів (роки все ж були повоєнні), у хромових чоботях і портупеї. Це був керівник шкільного духового оркестру Анатолій Миколайович Бельман. Він мав на меті відібрати для поповнення оркестру талановитих дітей. Анатолій Миколайович був музикантом-аматором іще довоєнного часу. Війну він пройшов командиром кавалерійського батальйону, у званні майора, був кілька разів поранений, а повернувшись із війни, став займатися створенням на підприємствах та у школах міста самодіяльних духових оркестрів, які тоді були дуже популярні в країні. З таких невеликих самодіяльних духових оркестрів і з-під руки Анатолія Бельмана вийшло багато відомих чернігівських музикантів другої половини ХХ століття. У такому ж самодіяльному шкільному духовому оркестрі, керованому Анатолієм Бельманом, починав свій шлях у музиці і я. Тут мені приємно відзначити і те, що А. М. Бельман – не однофамілець автора цієї статті, а мій близький родич.

Восьмирічний Юрій Карпенко пройшов прослуховування й відбір на «відмінно» за всіма показниками і вже через короткий час став грати в оркестрі на альті. Цей інструмент важливий, але через характерний, досить тьмяний і невиразний звуку сфера застосування альта в духовому оркестрі обмежується виконанням оркестрових партій другого голосу. Але так починають усі. Режим дня став дуже напруженим: тричі на тиждень після уроків – індивідуальні заняття й репетиції в оркестрі. А після цього – саме чаруюче та приємне дійство – концертні виступи. Оркестр досить часто грав на всіляких шкільних вечорах, районних заходах, брав участь у святкових демонстраціях ... Загалом, практика музиканта-початківця була досить солідною. А ще Юрій бігав послухати гру самодіяльного духового оркестру, який працював при клубі текстильників на рідній Шерстянці. Цей оркестр складався вже з дорослих музикантів. Його очолював талановитий музикант і диригент Володимир Савенко. У клубі текстильників Юрій також уперше почув і знаменитий Чернігівський народний хор «Десна», створений у 1951 році при фабриці первинної обробки вовни відомим диригентом та хормейстером, заслуженим артистом України Леонідом Пашиним. А через кілька років Юрій Карпенко (ще навіть не старшокласник) був прийнятий і у... драмгурток при клубі текстильників, де через короткий час став активно виступати як актор у постановках. Увесь цей різноманітний безцінний творчий досвід знадобиться Юрієві й буде використаний ним уже в дорослому самостійному житті на довгій дорозі в музичному мистецтві.

У 1963 році, після закінчення 8 класів, Юрій Карпенко, не змінюючи своєї мети, йде на прослуховування вже у професійний духовий оркестр Парку культури і відпочинку, яким керував, напевно, найвідоміший чернігівський диригент 1950-1990 років Юхим Сергійович Балін. Прослуховування та співбесіду (без неї у Баліна влаштуватися на роботу було неможливо) пройшли успішно. Прийнятий! Перспективи очевидні. З молодим музикантом займається особисто диригент. Усе йде добре. Але через деякий час у Юри несподівано виявляють грижу. Рекомендація лікарів категорична: забути про гру на духових інструментах. Довелося залишити оркестр. Деякий час Юра працює слюсарем 2-го розряду на ТЕЦ, а потім переходить працювати на камвольно-суконний комбінат, уведений в експлуатацію в 1963 році. А ввечері – навчання у вечірній школі.

 На щастя, заводська епопея Юрія Карпенка тривала недовго. Юхим Сергійович Балін був людиною особливою, тому він не міг допустити, щоби здібна молода людина занапастила свій талант ... І Юхим Сергійович запрошує Юрія повернутися в оркестр, але вже у групу ударних інструментів. Це, звичайно, легко сказати – «у групу ударних» людині, котра знає, мабуть, лише те, з якого дерева зроблені барабанні палички, але ніколи не тримала їх у руках ... І уявіть собі: Юрій повертається в оркестр. Там його наставником стає музикант оркестру Ісак Лаєвський (цікаво, що п’ять років по тому Ісак Вульфович буде і моїм наставником). Слід зазначити, що в ті роки навіть у музичних школах Чернігова не було класу ударних інструментів, тому таке навчання – просто в оркестрі – було абсолютно природним явищем.

Малий барабан та інші ударні інструменти Юрій Карпенко освоїв досить швидко, органічно влившись у групу ударних. Відзначимо: ударник – це серце оркестру, і він повинен володіти особливими даними для гри на складних музичних інструментах, у більшості своїй – із невизначеною висотою звучання.

 У 1965-му Юрію виповнилося 16 років. З цього часу й розпочався відлік його трудового стажу, оскільки лише з цього віку за тодішнім законодавством людина могла отримувати зарплату. А зарплата музиканта оркестру Юрія Карпенка становила тоді аж 30 карбованців...

У 1969 році настав час призову на військову службу. Збори музикантів-призовників Київського військового округу відбувалися в Лубнах. Тоді до рівня військових оркестрів ставилися дуже серйозно. Диригенти буквально полювали за хорошими музикантами. Прослуховували особисто начальник військово-оркестрової служби округу полковник Ладановський і начальник оркестру штабу округу підполковник Маркус. Призовника Карпенка направили для проходження служби в ансамбль пісні і танцю 2-го Харківського військового авіаційно-технічного училища. Уже в Харкові Юрія Карпенка – мабуть, за погодженням диригентів – переводять в оркестр Харківської військової радіолокаційної академії ім. маршала Говорова. Два роки військової служби пролетіли в постійних концертах, церемоніальних заходах, парадах і демонстраціях ...

 Одним із багатьох талантів Юрія Карпенка завжди було і збереглося до теперішнього часу прагнення до самоосвіти й отримання знань. Харківське музичне училище, куди він був зарахований одразу на другий курс, Юрій закінчив з відзнакою! Здавалось би, повертайся до себе додому в Чернігів і спокійно працюй. Але якраз у цей час у Харківському державному інституті культури відкривається перша в СРСР кафедра духових та естрадних оркестрів. І Юрій «затримується» в Харкові ще на чотири роки. У цей час він, як кажуть, без відриву від навчання грає в оркестрі Харківського оперного театру та оркестрі цирку, а також у різних інструментальних колективах. Ось із такою безцінною практикою і досвідом Юрій Карпенко повертається в 1977 році до Чернігова. Ще під час навчання в інституті культури педагог Юрія, видатний ксилофоніст Валерій Новак, помітивши у своєму учневі задатки гарного педагога, порекомендував йому створити ансамбль ударних інструментів. Однак, повернувшись до Чернігова, Юрій Карпенко став працювати у невластивій його творчій натурі управлінській (хоч і в культурі) сфері – завідувачем Чернігівської філії Ніжинського культпросвітучилища. У вільний від роботи час Юрій Карпенко грає в оркестрових групах заслуженого народного хору «Десна» – хору його юності – і чоловічої хорової капели Чернігівської фабрики музичних інструментів. Грає без жодної винагороди. Просто з любові до мистецтва та ... не в змозі відповісти відмовою на прохання керівників колективів. Така хорова епопея Юрія Карпенка триватиме паралельно з основною його багатогранною музичною діяльністю протягом 20 (!) років. Йому пропонують посади й заступника директора Чернігівського облмуздрамтеатру, й заступника директора філармонії... Скажемо відверто: кар’єрний стрибок міг би бути непоганим. Багато хто на його місці погодився би саме на ці пропозиції. Однак Юрій Карпенко залишає принадні начальницькі посади і йде працювати простим викладачем у Чернігівську музичну школу № 1.

Тут він розпочинає втілювати в життя поради свого вчителя, що запали в душу. Педагог запрошує до свого класу ударних інструментів здібних дітей із інших музичних шкіл. Відзначимо, що в Чернігові тоді взагалі не було школи ударних інструментів, і Юрієві Карпенку довелося створювати її, як-то кажуть, з нуля. Придбання музичних інструментів у ті роки – це особлива, я сказав би – детективна тема. Купити хороший кларнет в СРСР було проблемою, а придбати рідкісні, часто екзотичні інструменти для ансамблю ударних інструментів – практично неможливо. І педагог їде в Європу. З Іспанії він привозить кастаньєти, з Німеччини – дзвіночки, у Празі знаходить металофон, а ксилофон для майбутнього дитячого колективу виготовили в майстерні ... Великого театру в Москві! І всі ці, повірте мені на слово, дуже дорогі музичні інструменти Юрій Карпенко купував за свої гроші. Ось із такими труднощами і проблемами викладач почав створювати колектив маленьких музикантів – виконавців на ударних інструментах зі світлою назвою «Поліські дзвіночки», вихованці котрого за короткий час завдяки особливому таланту вчителя перетворювалися на справжніх віртуозів.

Паралельно з роботою зі створення ансамблю ударних інструментів Юрій Карпенко відкриває при Чернігівському музичному училищі і перший у Чернігівській області клас ударних інструментів у середніх спеціальних навчальних закладах культури.

Думаю, і сам Юрій Павлович, і ті, хто підтримав (щоправда, здебільшого морально) його ідею створення ансамблю ударних інструментів «Поліські дзвіночки», не очікували, що через короткий час цей незвичайний концертний колектив прикрасить музичне поле Чернігівщини.

 Коли в 1982 році ансамбль «Поліські дзвіночки» вперше вийшов на сцену, глядачі були просто в захваті. Та що глядачі… Навіть ми, дорослі досвідчені музиканти, з подивом слухали легку, впевнену, злагоджену гру маленьких віртуозів, котрим, аби вони могли виступати на сцені, робили спеціальні підставки під ноги, інакше діти просто не могли дотягнутися ударними молоточками до дерев’яних брусків ксилофонів і металевих клавіш металофонів.

Минув лише рік після першого виступу – і «Поліські дзвіночки» перемагають у республіканському фестивалі «Сонячні кларнети» й посідають перше місце в обласному конкурсі серед дитячих творчих колективів музичних шкіл. Ці перемоги стали величезним досягненням, адже в ті часи дитячих ансамблів різних форм і складів у республіці було безліч.

За приголомшливим успіхом пішли численні концертні виступи колективу. «Поліські дзвіночки» були просто нарозхват. Часом хлопці давали по 15 концертів на місяць!

Рівень був дуже високим: від виступів на головній сцені республіки в Палаці «Україна» до участі в телевізійному святковому дитячому концерті для делегатів 27-го з’їзду КПРС.

20 жовтня 1991 року. Київ, Майдан Незалежності. Всеукраїнське музичне віче «Незалежність». «Віночок українських народних пісень» виконує єдиний дитячий музичний колектив, запрошений узяти участь у цій всеукраїнській акції, – зразковий дитячий ансамбль ударних інструментів «Поліські дзвіночки».

З часом про незвичайний дитячий музичний колектив дізналися і в інших країнах. І почалися гастрольні поїздки: Єгипет, Швеція, Чехія, Словаччина, Іспанія, Польща, Німеччина ...

Ансамблем «Поліські дзвіночки» захоплювалися й багато метрів вітчизняної культури: Євген Дога, Дмитро Гнатюк, Анатолій Авдієвський, Ніна Матвієнко ... А один із творців української школи виконавців на ударних інструментах професор Володимир Колокольников, відзначаючи у юних музикантів із «Поліських дзвіночків» «самобутню неповторну техніку гри », висловився про доцільність відкриття в Чернігові Академії юних виконавців на ударних інструментах.

Досягнення педагога Юрія Карпенка вражають. За три десятиліття школа Карпенка (саме так я визначаю створений Юрієм Павловичем колектив) випустила понад 700 юних музикантів-віртуозів, багато з яких стали справжніми зірками й сьогодні грають у кращих оркестрах Європи, Америки та Азії.

За 30 років роботи Юрій Карпенко підготував 130 (!) лауреатів міжнародних та республіканських конкурсів. Я це питання спеціально не вивчав, але мені здається, що таке досягнення «тягне» бути записаним у Книгу рекордів ...

Багаторічна подвижницька праця й досягнення викладача Чернігівської музичної школи № 2 Юрія Карпенка не залишилися непоміченими. У 1999-му Президент України Леонід Кучма у столиці України особисто вручив Юрію Карпенку посвідчення та знак почесного звання «Заслужений працівник культури України». У 2009 році Президент України Віктор Ющенко вручає талановитому викладачеві медаль «За працю і звитягу», а у 2010-му Юрій Карпенко був відзначений і суспільним визнанням, ставши переможцем міського конкурсу (тоді мешканця міста обирали найкращого, спортсмена, адвоката, вчителя...) в номінації «Кращий діяч культури Чернігова 2010 року».

Однак найбільшою нагородою для Юрія Павловича, як він каже, є успіхи й досягнення його учнів.

Тож сьогодні мені хочеться привітати свого друга й колегу Юрія Карпенка з 50-річчям його творчої діяльності, а також із професійними святами – Днем музики та Днем учителя – і нагадати: Юрію Павловичу, тебе з нетерпінням чекають нові учні!

25.03.2015 18:19 Семен БЕЛЬМАН

Пасха и Песах

       Вот уже на протяжении многих лет – с тех пор, как в нашей стране религия перестала быть запрещённой темой, – каждый год весной мне приходится отвечать моим многочисленным нееврейским друзьям и знакомым на два вопроса: когда в нынешнем году еврейская Пасха и почему русская Пасха каждый год празднуется в разное время? Интерес людей  неподдельный, а второй вопрос действительно очень интересен. И я каждый год по многу раз рассказываю, почему… Однако проходит год – и следующей весной я вновь и вновь вынужден отвечать на те же самые вопросы и часто тем же людям. Поэтому сегодня я решил осветить эту тему уже на бумаге. Тем более что оба эти праздника, христианский и еврейский, связаны между собой тысячелетней, уходящей в глубь веков, нитью истории…

     Песах. Ивритское слово «песах» (на греческом и русском –  «пасха») в буквальном переводе с иврита означает «пройти мимо, миновать». А еврейский праздник, названный словом «Песах», – это  весенний праздник в память Исхода евреев из Египта – страны, в которой они несколько веков были в рабстве. И название «Песах» традиция связывает с тем, что Бог миновал дома израильтян, не тронув их во время казней египетских. Добавим, что Песах – это ещё и праздник рождения еврейского народа и, таким образом, фактически первый  еврейский праздник.

     Пасха. Это древнейший христианский праздник. Установлен в честь воскрешения Иисуса Христа.  Таким образом, это и первый христианский праздник. Но почему этот христианский праздник носит такое необычное название? А потому, что первые два десятилетия после смерти Иисуса – с 30 и почти по 60 год н.э. – все христиане были одновременно и евреями. Христианство тогда было одной из многочисленных еврейских сект и мало чем отличалось от них. Те немногие язычники, которые присоединялись к зародившейся религии, обязаны были принять сначала иудаизм, прежде чем быть принятыми в христианство. Все христиане  вслед за Иисусом считали себя в первую очередь евреями. Поэтому не удивительно, что они назвали свой первый праздник, установленный в честь воскрешения Иисуса, еврейским словом «Песах» (Пасха): ведь описанные в Евангелиях события, связанные с воскрешением Иисуса, проходили как раз в дни священного для всех евреев Песаха.

     Напрашивается лишь один, вполне закономерный вопрос: почему практически все христианские праздники отмечаются в одни и те же, фиксированные, даты, а Пасха  и пятидесятница – каждый год в разное время?

     Если вы пойдёте по пути наименьшего сопротивления и обратитесь к Википедии, то прочитаете там: «В настоящее время  дата праздника Пасхи в каждый конкретный год исчисляется по лунно-солнечному календарю, что делает Пасху переходящим праздником». Прочитав это,  у вас снова  возникнет вопрос: «Почему, какая необходимость исчислять эту дату по лунно-солнечному календарю, а не по солнечному, по которому живёт весь христианский мир? Рождество Христово, значит, по солнечному, а Его же Воскрешение – по…?».  Постараюсь ответить на этот вопрос как можно доступнее.  

     С зарождением христианства и весь I век н.э. христианский праздник Пасхи на самом деле отмечался в один и тот же день с еврейским праздником Песах. А ситуация настоящего времени с определением даты праздника возникла не сегодня, а именно тогда, почти 1900 лет назад, в конце I века н.э., когда произошёл великий раскол между христианами и евреями. Но даже после этого раскола  разные  христианские общины вплоть до 325 года  продолжали пользоваться еврейским календарём и всё ещё равнялись на него, даже отмечая праздник Пасхи, хотя в Римской империи жили по Юлианскому календарю, принятому ещё при императоре Юлии Цезаре в 45 г. до н.э. 

     В 324 году римский император Константин Великий сделал христианство господствующей религией Римской империи. В следующем 325 году вопрос единого дня празднования Пасхи для всей христианской ойкумены был вынесен и рассматривался на созванном Соборе епископов в городе Никея, впоследствии названном Первым Вселенским. Тогда же христиане перешли и на  летоисчисление по Юлианскому календарю.  

     Однако тогда же и возникла проблема с установлением постоянной даты праздника Пасхи. Еврейский календарь, по которому ранее жили христиане, – лунно-солнечный (Википедия о том, что лунно-солнечный – это именно еврейский календарь, «скромно» умолчала…), и в нём месяцы имеют в своём числе 29 или 30 дней, а Юлианский календарь, принятый тогда христианами, – солнечный, имеющий в своих месяцах 30 или 31 день.   Поэтому за год набегает определённое число дней разницы, и, таким образом, христианский и еврейский календари находятся в постоянном движении по отношению друг к другу.

     В сложившейся ситуации стало очевидным, что  в случае  утверждения конкретной даты Воскрешения Господня, принимая во внимание то, что еврейский и христианский календари движутся по отношению друг к другу, в какой-то год христианская Пасха и еврейский Песах могли совпасть (Песах отмечается 7 дней, и первый день Песаха может выпадать только на воскресенье, вторник, четверг или субботу). А Церковь такого совпадения не могла и не хотела допустить. На Соборе было принято также решение в дальнейшем согласовывать день празднования Пасхи между христианскими общинами и осуждена практика ориентации на еврейскую дату. Тогда же Церковь постановила:  отмечать праздник христианской Пасхи в первое воскресенье после начала еврейского Песаха. Впоследствии в  православной традиции  было установлено: если Песах («еврейская Пасха») выпадал на вторник, то христианский праздник Пасхи отмечался в ближайшее воскресенье, а если на четверг или субботу  то – в следующее воскресенье. 

    Вот как легко и просто открывается ларец…

    Интересно, что в европейской христианской и, в частности, в славянской народной традиции есть ряд мифов, касающихся евреев и еврейских праздников. Есть, например, миф о том, что  еврейской Пасхе предшествуют предпраздничные дни под названием «кучки». И что в эти дни («на кучки») якобы всегда бывает плохая погода… Если читателям будет интересно, то я как-нибудь отдельно напишу и об этом мифе в славянской культуре.  А вот закончить нашу сегодняшнюю тему я хочу вот чем.

     Есть на Западной Украине между реками Прут и Черемош историческая местность под общим названием Покутье (название это происходит от слова «кут» - «угол» по-украински). И  легенда, о которой пойдёт речь, была записана в Покутье в начале прошлого века.

     В легенде говорится о том, что в начале света «русские», «польские» и «еврейские» праздники совпадали, а причина их расхождения в … обуви. Однажды, говорит легенда, встал еврей  рано утром, обулся в свои «пантофли» и побежал на молитву в школу; проснулся мазур, надел свои «буты» и тоже пришёл молиться Богу, но позже еврея; а русин долго обувался в свои «постолы» и пришёл последним. С тех пор всегда сначала наступает еврейская Пасха, потом католическая («польская»), а потом уже приходит православная («русская»).

     Вот такая красивая легенда. Не правда ли?

     В нынешнем 2015 году еврейский Песах наступает в субботу 4 апреля, католическая Пасха – в воскресенье 5 апреля, а  православная – в воскресенье 12 апреля. 

   

                      Хороших всем праздников!

 

14.03.2014 13:12 Семен БЕЛЬМАН

Обращение к Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину

  

     28 февраля 2014 года наша страна Украина подверглась агрессивным военным действиям со стороны Российской Федерации. Называя себя миротворцем и таким же образом позиционируя себя в мире, выступая на словах против войн,  призывая ради сохранения мира на планете решать все международные и внутренние конфликты только и исключительно  мирным путём – путём переговоров,  Россия совершает невиданную  для цивилизованной страны начала XXI века абсолютно средневековую, бессовестную и наглую агрессию против братской (как она всегда подчёркивала) славянской державы, вмешиваясь в её внутренние дела, разрушая её государственный уклад. 

     Сегодня в каждом украинском доме нет других разговоров, кроме разговоров о сохранении целостности нашей страны и мире для её народа. И евреи в этот тяжелейший для Украины период сегодня вместе со всем украинским народом.

 

     Буквально в первые дни после начала вторжения российских диверсантов в Крым ряд украинских бизнесменов, общественных, культурных, религиозных, научных и др. деятелей-евреев написали и отправили  4 марта в Москву Обращение-протест к Президенту Российской Федерации. В числе других свою подпись под Обращением поставил и председатель Черниговской областной еврейской общины Семён Бельман.

                                Ниже мы публикуем текст этого Обращения.

 

Господин президент!

     Мы – евреи – граждане  Украины: бизнесмены и менеджеры, религиозные и общественные деятели, научные работники, художники и музыканты. Мы обращаемся к Вам от имени многонационального народа Украины, от имени национальных меньшинств, от имени еврейской общины.  

     Вы заявили, что Россия хочет защитить попираемые нынешней украинской властью права русскоязычного населения Крыма и всей Украины. В силу исторических причин евреи также относятся в основном к русскоязычному населению. Поэтому наше мнение о происходящем имеет не меньший вес, чем мнение Ваших советников и информаторов.

     Мы уверены, что Вас невозможно ввести в заблуждение. А это означает, что Вы сами сознательно выбираете из массы информации об Украине неправду и клевету. И Вам хорошо известно, что произнесенные во время пресс-конференции слова Виктора Януковича о том, что после подписания известного соглашения: «… Киев был заполнен вооруженными людьми, которые начали громить здания, культовые учреждения, храмы. Начали страдать невинные люди. Людей просто грабили и убивали на улицах», это ложь, от первого и до последнего слова.

     Русскоязычные жители Украины не подвергаются унижениям и притеснениям, их гражданские права не ограничены. Рассуждения о «насильственной украинизации» и «запрете говорить по-русски», о которых много пишут в российских СМИ, пусть останутся на совести их авторов.  Ваша уверенность на пресс-конференции в росте антисемитизма в Украине также не соответствует реальным фактам. По-видимому, Вы перепутали Украину с Россией, где еврейские организации зафиксировали в прошлом году рост антисемитизма.

     Сейчас, когда Украина пережила тяжелый политический кризис, многие из нас оказались по разные стороны баррикад. Среди евреев Украины, как и среди всех этнических групп, нет абсолютного единства в отношении к происходящему в стране. Но мы живем в демократическом государстве и можем позволить себе иметь разные мнения.

     Нас пугали и продолжают пугать, что к власти в Украине рвутся «бандеровцы» и «фашисты», что нас ждут еврейские погромы. Да, мы знаем, что политическая оппозиция и силы общественного протеста, добившиеся позитивных изменений в исполнительной власти страны, состоят из разных групп. Среди них есть и националистические, однако даже самые маргинальные из них не позволяют себе  демонстрировать антисемитизм или иные формы ксенофобии. И мы точно знаем, что наши немногочисленные националисты находятся под жестким контролем гражданского общества и новой власти Украины, чего не скажешь о российских неонацистах, которые поощряются Вашими спецслужбами.

     С новым правительством у нас складывается полное взаимопонимание, налаживается рабочее сотрудничество. В Кабинете министров есть немало представителей национальных меньшинств: министр внутренних дел – армянин, вице-премьер – еврей, два министра – русские.  Новоназначенные губернаторы областей Украины также не относятся исключительно к титульной нации.

     К сожалению, надо признать, что в последнее время  стабильность в нашей стране под угрозой. И эта угроза исходит от российской власти, то есть – от Вас. Это Ваша политика подстрекательства к сепаратизму и грубого давления на Украину представляет угрозу для нас, евреев, как и для всего  народа Украины, включая жителей Крыма и юго-востока Украины, и они в этом очень скоро убедятся. 

     Владимир Владимирович, мы высоко ценим Вашу заботу о безопасности и защите прав национальных меньшинств в Украине. Но мы не желаем, чтобы нас «защищали» путем раскола Украины и аннексии ее территории. Мы убедительно призываем Вас не вмешиваться во внутренние украинские дела, отвести российские войска в места их постоянной дислокации и перестать поощрять пророссийский сепаратизм.  

     Владимир Владимирович, мы в состоянии защитить наши права в конструктивном диалоге и сотрудничестве с правительством и гражданским обществом суверенной, демократической и единой Украины. Мы настоятельно просим Вас не дестабилизировать ситуацию в нашей стране и оставить попытки дискредитировать новую украинскую власть. 

 

Иосиф Зисельс  – председатель Ассоциации еврейских организации и общин (Ваада) Украины,  Исполнительный вице президент Конгресса национальных общин Украины.

Александр Сусленский  – д.т.н., вице-президент Еврейской конфедерации Украины, бизнесмен.

Андрей Адамовский – первый вице-президент Еврейской конфедерации Украины, член Наблюдательного совета еврейской студенческой организации «Гилель», бизнесмен, (гражданин России).

Семен Бельман – вице-президент Еврейского совета Украины, председатель Черниговской областной еврейской общины. 

Рав Алекс Духовный – главный раввин общин прогрессивного иудаизма в Украине.

Александр Пасхавер – член Координационного совета Ваада Украины, экономист.

Леонид Финберг – директор Центра исследований истории и культуры восточноевропейского еврейства НаУКМА, вице-председатель Ваада Украины.

Анатолий Подольский – директор Украинского центра исследований истории Холокоста, вице-председатель Ваада Украины.

Игорь Куперберг – председатель Сионистской федерации Украины, вице-председатель Ваада Украины.

Вячеслав Лихачев  – основной эксперт по мониторингу и анализу ксенофобии и антисемитизма КНГУ, член Координационного совета Ваада Украины (гражданин России и Израиля).

Игорь Туров – д.и.н., руководитель Сертификатной программы по иудаике Ваада Украины, член президиума Ваада Украины.

    4 марта 2014 года                    

 

 

 

04.11.2013 09:29 Семен БЕЛЬМАН

Война на истощение

    Сирийский кризис последних месяцев  буквально взорвал весь Ближний Восток, да, пожалуй, и весь мир. Заговорили даже о третьей мировой войне. За время длящейся  уже два года кровопролитной гражданской войны в Сирии погибло уже более 100 тысяч человек. Противостояние идёт с переменным успехом. Не сумев одержать победу в затянувшемся конфликте, правительственные войска несколько раз применили против военизированных отрядов сирийской оппозиции химическое оружие. В этом преступлении противоборствующие стороны обвиняют друг друга. В сложившейся непростой политической ситуации  США выступили за применение военной силы. Однако на защиту сирийского диктатора Башара Асада грудью, как и в былые времена, встала «верный друг арабских народов» Москва, заявив, что насилие нужно прекратить только через политический диалог двух воюющих сторон без вмешательства извне.  В результате последовавшего жёсткого политического противостояния сверхдержав по вопросу применения силы против режима Башара Асада был найден известный компромисс. Не буду много рассуждать, подчеркну только, что в настоящее время эксперты Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) приступили к ликвидации запасов отравляющих веществ именно правительственных войск Сирии – отравляющих веществ, которых, как ещё недавно уверенно заявляли в Кремле, в арсенале сирийской армии нет.

      А теперь о делах давно минувших дней, «верных друзьях арабских народов» и  «вмешательстве извне»…

     6 октября 2013 года основные новостные теле- и радиоканалы Украины и России дали довольно интересные и обстоятельные репортажи, приуроченные к 40-летию  начала четвёртой арабо-израильской войны – Войны Судного дня.  

     То, что СССР десятилетиями поддерживал арабские страны в их постоянных попытках уничтожить еврейское государство, ни для кого секретом не является. Однако о том, как и каким образом осуществлялась эта поддержка, советские люди, убеждённые (а как же иначе могло быть за «железным занавесом») в «правильности генерального курса партии на поддержку дружественных арабских народов в борьбе с сионистским агрессором», могли только догадываться. И сегодня мы попытаемся немного приподнять завесу секретности и рассказать ещё об одной длительной, но малоизвестной арабо-израильской войне, предшествовавшей Войне Судного дня, – Войне на истощение.

    Название этой войне дал тогдашний президент Египта Гамаль Абдель Насер, заявивший в июле 1969 года в своём обращении к египетскому народу, после того как в результате поражения египетской армии в Шестидневной войне (1967 г.) в руках Израиля оказался Синайский полуостров: «Я не могу сегодня захватить Синайский полуостров, но я смогу сломать дух израильтян, ведя войну на истощение». К тому времени, благодаря помощи СССР, Египет смог довольно быстро восстановиться после поражения в Шестидневной войне. В числе прочего СССР возместил египтянам все потери в авиации и, кроме того, поставил большое количество артиллерии и средств ПВО. Помимо техники в Египет были направлены сотни советских военных советников. Полагая, что, подвергнув противника постоянным атакам при помощи артиллерии, диверсантов и авиации, египтяне навяжут Израилю длительную позиционную войну, Насер отдал тогда приказ о начале постоянных обстрелов  израильских позиций (первые обстрелы начались ещё 8 марта 1969 г.) на восточном берегу Суэцкого канала. Нужно отметить, что, учитывая мощную военную поддержку СССР, огромные людские ресурсы и огромную территорию Египта (1 001 450 км²  против 21 000 км² у Израиля),  шансы на определённый успех в длительной позиционной войне у Египта были. Артиллерийские дуэли стали регулярными. За три летних месяца 1969 года погибло 47 израильских солдат и 157 было ранено. Применив тысячи стволов артиллерии, которая грохотала днём и ночью, египтяне в мае 69 года начали ещё и широкомасштабную наступательную кампанию с воздуха, задействовав почти всю свою наличную авиацию. Однако израильские ВВС и ПВО выиграли эту воздушную войну. За пять месяцев, с мая по ноябрь 1969 года, египетские ВВС потеряли 51 самолёт. 34 из них было сбито в воздушных боях, 9 – зенитными орудиями и 8 – зенитно-ракетными комплексами «Хок». Опираясь на всестороннюю экономическую, военную и политическую  поддержку  Советского Союза, Насер намеревался затяжной войной не только «сломать дух израильтян», но и подорвать и ослабить экономику Израиля. Однако такая агрессивно-авантюрная политика  обернулась  против самих египтян. В ответ на действия египетских коммандос, постоянно проникавших на израильскую сторону канала, израильтяне, имея подавляющее превосходство в воздухе, принялись бомбить стратегические промышленные объекты в глубине египетской территории. После уничтожения  израильской авиацией в начале 1970 года одного из символов советско-арабской дружбы – построенного при поддержке Советского Союза металлургического завода в Абу-Забале, – президент Египта Гамаль Абдель Насер с целью создания «эффективного ракетного щита» против израильской авиации вынужден был обратиться к Москве с просьбой о посылке в Египет регулярных советских воинских частей противовоздушной обороны и авиации. А Москва, как известно,  друзей в беде не бросала…  В Египет было направлено 32 тысячи (!) советских солдат и офицеров – 18-я особая зенитно-ракетная дивизия, 135-й истребительный авиационный полк и 35-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья. Операции дали кодовое название «Кавказ».

 

Черниговские авиаторы

 

    В 2006 году увидела свет удивительная книга военного лётчика первого класса полковника в отставке ветерана Черниговского высшего военного авиационного училища лётчиков (ЧВВАУЛ) Дмитрия Фёдоровича Байнетова «Черниговские авиаторы». Мне, прослужившему в военном оркестре ЧВВАУЛ почти 20 лет, эта книга была вдвойне интересна. В объёмном фолианте  формата энциклопедии, насчитывающем 998 стр., я обратил внимание на один необычный материал – «Письмо-воспоминание полковника Сисмеева Игоря Игоревича, выпускника 1967 года». «Уважаемый Дмитрий Фёдорович! – пишет корреспондент. – Посылаю Вам информацию, которая может заинтересовать Вас при написании книги «Черниговские авиаторы»… Надеюсь и буду рад, если эта информация поможет дополнить имеющуюся у вас информацию или заполнить имеющиеся в ней пробелы. Программа «Кавказ»…». И далее представлен  поимённый перечень  из 40 лётчиков-истребителей, только выпускников ЧВВАУЛ,  принимавших участие в боевых действиях в Египте с марта 1970 по февраль 1972 года. Затем автор письма сообщает имена и фамилии своих боевых товарищей, погибших при подготовке к спецкомандировке. И, наконец, полковник Сисмеев сообщает: «По моим подсчётам, с момента начала подготовки в феврале 1970 года и в ходе выполнения боевых задач в небе Египта  до февраля 1972 года, наши потери составили 15 самолётов, из них  11 – МиГ-21мф и 4 – МиГ- 21ум. Потери лётного состава составили 11 человек. Такова расплата за один  сбитый над каналом «Скайхок»».

    Знакомясь со списком Сисмеева, я обнаружил знакомую фамилию – «капитан Петрив Любомир Степанович». Не буду перечислять всех профессиональных достижений и  военных заслуг этого неординарного офицера, отмечу только, что генерал-лейтенант Петрив Л.С. с 1998 по 2002 год возглавлял главный штаб ВВС Украины, являясь одновременно также первым заместителем главнокомандующего ВВС. Несколько дней назад я, старшина в отставке С. Бельман, позвонил генерал-лейтенанту в отставке Л.С. Петриву домой…  «Приезжай», – коротко ответил генерал.

 

Из первых уст

 

    С.Б.- Любомир Степанович, принимаясь за написание   статьи о, пожалуй, самой малоизвестной (но самой продолжительной) арабо-израильской войне – Войне на истощение, я просто не мог не воспользоваться счастливым случаем знакомства с Вами и не задать Вам несколько вопросов.   В своих воспоминаниях в книге «Черниговские авиаторы» Вы, пожалуй, один из десятков лётчиков-истребителей,  выпускников ЧВВАУЛ, участвовавших в той войне, не пишете о своей службе в Египте уклончиво, как другие:  «выполнял интернациональный долг» (и это они пишут через 20 лет после исчезновения с карты мира СССР!). А пишете прямо: «участвовал в боевых действиях в АРЕ». Помнится мне, как в середине 70-х «особо осведомлённые» военнослужащие рассказывали в приватных беседах, что перед отправкой в Египет советские офицеры, солдаты и сержанты сдавали свои личные документы, переодевались в гражданскую одежду, а по прибытии в Египет – в форму египетской армии без знаков различия. А министр обороны СССР, маршал Советского Союза Гречко перед отправкой советских лётчиков в Египет якобы заявил:  «Имейте в виду, если вас собьют за Суэцким каналом, и вы попадёте в плен – мы вас не знаем, выкарабкивайтесь сами». Что здесь правда, а что вымысел?  

   Л.П.- Советских военных специалистов, в т.ч. и лётчиков, направляли в Египет после прохождения специальной подготовки. Для подготовки лётчиков был определён аэродром Мары (Туркмения) – местность,  по климатическим и ландшафтным условиям наиболее напоминающая условия Ближнего Востока.    Естественно, для обеспечения скрытности (ведь премьер-министр Израиля Голда Меир грозилась поймать советского лётчика и привезти его в железной клетке в ООН!) нас перед отправкой переодевали в гражданскую одежду, выдавали даже шляпы – это нам, людям,  привыкшим к  форменным фуражкам! Выглядели мы в них довольно потешно и подозрительно… Затем гражданскими самолётами отправляли в Каир, после чего доставляли на авиабазу. Там нам выдавали удостоверения гражданских специалистов, якобы работающих на промышленных предприятиях Египта. Я получил удостоверения электрика Асуанской плотины. Кроме того, мы ещё проходили и краткий курс английского языка с целью ведения радиообмена в воздухе.  Однако нашего английского нам хватало на одну-две фразы. По моему мнению, это было всё примитивно. Нам также категорически запрещалось сообщать свою истинную принадлежность даже при условии попадания в плен.

    С.Б. - Известно, что  для военного лётчика одним из важнейших инструментов, способствующих успешному выполнению боевого задания, является свободное ориентирование по полётным картам.  Скажите, оказавшись на той необычной войне, за тысячи километров от границ своей Родины, не возникал ли у Вас, тогда ещё молодого офицера, но уже отличного лётчика первого класса, вопрос: почему моя огромная страна фактически ведёт войну против очень маленького государства (Израиль в полтора раза меньше Черниговской области), территорию которого в самом широком месте сверхзвуковой истребитель пересекает за 4(!) минуты? 

   Л.П. – Данные события происходили в период фактического пика холодной войны. Она ознаменовалась борьбой за сферы влияния в разных регионах мира между социалистическим и капиталистическим блоками. И будучи советскими военными, мы воспринимали это противостояние как защиту интересов своего государства. Но при этом должен сказать, что я никогда: ни до поездки в Египет, ни в ходе военных действий, ни после, – не испытывал нелюбви или ненависти ни к стране Израиль, ни к её народу. Как, собственно, и подавляющее большинство моих сослуживцев. Пребывание в Египте изменило меня и заставило по-другому взглянуть на понятие «интернациональный долг», не совсем понимая его суть после увиденного.

    С.Б. - Любомир Степанович, на протяжении двух лет в  Египте Вы практически ежедневно рисковали своей жизнью. Как Отчизна отметила Вашу преданность воинскому долгу и воинской присяге? Были ли признаны Вы и Ваши сослуживцы – участники «Войны на истощение» – участниками войны?  Или особая секретность и преступное безразличие к человеческой судьбе, о которой мы говорили выше, сохранялись в стране вплоть до развала СССР?

    Л.П. – Все, кто принимал участие в тех событиях, были награждены египетскими государственными наградами и советскими орденами и медалями. Советские военные специалисты были признаны воинами-интернационалистами – участниками боевых действий и получили соответственные социальные льготы.

Противостояние

     Итак, начиная с марта 1970 года, советские военные составили главную силу в отражении израильских авианалётов на Египет. За короткий срок, с 30 июня по 3 августа, ВВС Израиля потеряли от действий советских зенитчиков 9 самолётов. Советские лётчики действовали менее успешно. Ими был сбит, о чём пишет полковник Сисмеев, только один летевший в  группе на  Исмаилию лёгкий штурмовик «Скайхок» – самолёт очень маневренный, но значительно уступающий истребителям в скорости. А самое крупное сражение советских и израильских лётчиков произошло 30 июля 1970 года. Операция была разработана в прошлом одним из лучших лётчиков ВВС Израиля полковником Давидом Поратом, после перехода на штабную работу спланировавшего ряд блестящих воздушных операций против ВВС Египта. Задача, поставленная ему командованием ВВС, была ясна: воздушный бой с решительной победой израильтян. В тот день  пара  «Фантомов» атаковала радиолокационную станцию на западном берегу Суэцкого канала. Их прикрывали 4 «Миража». Войдя в воздушное пространство Египта, на пути к цели «Фантомы» выполняли полёт на высоте 8 000 метров, т.е. в зоне видимости радиолокационных средств Египта. А вот «Миражи» летели на предельно малой высоте вне видимости египетских локаторов. На перехват израильтян в воздух поднялись 8 МиГов. В это время в хвост  египетским (читай – советским) истребителям зашёл ещё один квартет «Миражей». Тогда на помощь своим в воздух поднялись ещё 12 МиГов. И завертелась воздушная огненная карусель. В общей сложности в бою участвовало 36 самолётов (20 советских и 16 израильских). Потеряв 5 самолётов, советские лётчики стали  выходить из боя. Израильтяне потерь не понесли. Здесь нужно отметить, что не последнюю роль в исходе этой воздушной битвы сыграл опыт  израильских пилотов. Из числа израильских лётчиков, участвовавших в сражении, у 12 имелись на счету сбитые самолёты противника, а их суммарный боевой счёт составлял 59 побед. Командующий Израильскими ВВС генерал Моти Ход,  в общем высоко оценивая противника, говорил в те дни: «Русские пилоты хорошо подготовлены к действиям в условиях европейских погодных условий с частой облачностью и дождями. Но и в совершенно других условиях средиземноморья они продолжают применять ту же тактику без малейших изменений. Советские лётчики неплохо владеют пилотажем и агрессивны. Но их действия ортодоксальны и предсказуемы. А самое главное – у них нет настоящего боевого опыта. Два наших самолёта, ведущий и ведомый, вполне самодостаточны для любой битвы в воздухе, невзирая на число самолётов врага. Потому что в кабинах наших машин сидят пилоты, прошедшие самый жестокий отбор и самое суровое обучение в мире».

    После этого воздушного сражения советское руководство уведомило египетскую сторону, что оно не может далее гарантировать неприкосновенность египетских воздушных рубежей. А без советской защиты Насер, конечно,  не мог продолжать вооружённую конфронтацию с Израилем и вынужден был согласиться на прекращение огня, вступившее в силу через неделю, в ночь с 7 на 8 августа 1970 года. Это перемирие продержалось до 6 октября 1973 года, когда арабские страны в очередной раз предприняли попытку «сбросить евреев в море». Исход той войны – Войны Судного дня – и на чьей стороне тогда оказался СССР, читатели помнят...

                                                                                                             

 

26.09.2013 16:07 Семен БЕЛЬМАН

Право на героизм

   21 сентября черниговцы торжественно отметили 70-ю годовщину освобождения нашего родного Чернигова от фашистских захватчиков. Участников и свидетелей тех героических событий, к сожалению, остались уже не много. Однако, как это ни покажется странным, и сегодня, даже по прошествии семи десятков лет, тема ВОВ ещё довольно популярна и часто поднимается в обществе. Но поднимается она кое-кем не столько с тем, чтобы помнили, а часто только чтобы опорочить или извратить, переписать историю страны и историю народа. К сожалению, создавать свои новые исторические мифы и извращать правду о Войне недобросовестным и предвзятым исследователям и историкам уже в ином, выгодном им свете позволяет бывшая советская историография, руководимая, как раньше писали,  «нашей доблестной Коммунистической партией и Советским правительством», и действительно подгонявшая свои труды под нужный партии стандарт.  И сегодня уже выросло поколение людей вульгарного  «переосмысления» и поиска «исторической правды». Страшно то, что  такие «исследования», замешанные на полуправде, могут создать прецедент, при котором будущим поколениям граждан вообще  будет невозможно разобраться в истории своей страны и своего народа.

    Безусловно, и у бывших  советских евреев есть свои претензии к тому, как подавалась в советской литературе и историографии их участь в период нацистской оккупации и их участие в ВОВ. Но эти претензии несколько другого характера. И сегодняшний мой, несколько необычный, рассказ посвящается  героическому юбилею – 70-й годовщине освобождения Черниговщины от немецко-фашистских захватчиков.

   Постараюсь быть беспристрастным, ссылаясь на имеющиеся в моём распоряжении документы.

    В начале 2000 годов наша общинная еврейская воскресная школа проводила  свои занятия в классах Черниговской СШ №19. Учительскую нам предоставили в «Комнате Боевой славы», поскольку своё прямое предназначение эта музейная комната уже не несла. Изучая в перерывах между уроками экспонаты музея, я обратил внимание на книгу об участии детей в ВОВ. Каждый рассказ в ней сопровождался фотографией юного героя и краткой подписью к ней: «Нина Созина только окончила школу, как пришлось взяться за оружие. Автомат русской патриотки не знал промаху». Под другой фотографией была подпись «… сын украинского народа». И так далее. Все дети-герои имели национальность. Этот пункт подчёркивал героический порыв всего огромного советского народа в борьбе с врагом, что было красиво представлено авторами издания и безусловно верно.   И вот перелистываю очередную страницу... Рассказ о подвиге связного партизанского соединения А.Ф.Фёдорова юного Миши Давидовича, который, будучи раненным, окружённый фашистами подорвал себя гранатой. С фотографии на меня смотрело улыбающееся лицо подростка в шапке-ушанке с красной звездой, в телогрейке, с карабином за спиной и противотанковой гранатой за поясом. Однако в подписи под фото я не нашёл национальности мальчика. Просто – «… Миша Давидович».

     Обсудив, с горечью, этот прискорбный факт с учителями, я так и не решился (не знал как) рассказать о нём  ученикам.

     Прошло несколько лет. Где-то в 2009 году  у нас в общине стал давать консультации  юрист-волонтёр, вышедший на пенсию, в прошлом – начальник Государственной исполнительной службы Деснянского района города Чернигова,  Михаил Александрович Еленский. Как-то он зашёл ко мне в кабинет и показал книгу Якова Давидзона «Орлята партизанских лесов». Открыв книгу, он на одной из страниц показал мне очерк «Взлети выше солнца» и предваряющую текст  фотографию…  Из книги на меня смотрели улыбающиеся глаза того самого Миши Давидовича. «Это мой дядя», – сказал Михаил Еленский. И предложил этот материал опубликовать в нашей газете. Почему я не сделал этого раньше – читатель поймёт из дальнейшего моего рассказа.

    А тогда Михаил Еленский рассказал мне, что Миша Давидович (1928 г.р.) был родным братом его матери – Давидович Евдокии Зиновьевны (1925 г.р.). Жили они с отцом, Зиновием Львовичем (1889 г.р.), и матерью – Елизаветой Леонтьевной в местечке Ропск около  Новозыбкова (до 1928 года – Черниговская губерния).  Зиновий Львович работал начальником леспромхоза и с началом войны ушёл в партизаны. Видимо, партийные руководители района оставили его для подпольной работы в тылу врага, как считает Михаил Александрович.

  В семье Давидовичей было 6 детей. Через два месяца после прихода в Ропск немцев еврейку Елизавету Давидович с тремя младшими детьми  кто-то выдал, и их всех нацисты (а возможно, и их подручные из местного населения) убили. Каким-то чудом двух старших детей Евдокии и Михаила (ещё один учился в Москве) в момент ареста матери не оказалось дома. После этой трагедии, пережив страшные часы, дети ушли в лес искать отца. Так они оказались в соединении Фёдорова.

   Что представляла из себя партизанская семья Давидовичей? Отец, Зиновий Львович, в отряде занимался тыловым обеспечением. Ни разу не был ранен. Дожил до наших дней, работал после войны директором сахарного завода. Умер в 1980 году.

Дочь Евдокия (мать Михаила Еленского) воевала до 1943 года, была в отряде медсестрой. После войны Евдокия Зиновьевна работала фельдшером на скорой помощи в Городне. Умерла в 2004 году. А вот 13-летний Миша стал в отряде связным.

   Вот что мы находим о Мише Давидовиче в книге-фотолетописи того же Якова Давидзона «Уходили в поход партизаны».

   «У этого кареглазого мальчишки в партизанском лесу был родной дом – в отряде находились отец и сестра. Но не за одну лишь храбрость любил юного связного командир соединения А.Ф. Фёдоров: не было другого такого затейника, куплетиста и весельчака, как Миша Давидович. Он и частушки пропоёт, и спляшет так, что у раненных ноги сами ходят. Когда выходили из окружения в Злынковских лесах, ушёл Миша в разведку с небольшой группой бойцов. Немцы обнаружили партизан. Все погибли, а Миша был тяжело ранен. Он видел бегущих врагов, спешивших захватить его живым. И когда они приблизились вплотную, выдернул кольцо гранаты…».

  Вот, собственно, и вся история гибели героя, которому было тогда всего 15 лет.

  Однако вернёмся к советской  литературе и книге Якова Давидзона «Орлята партизанских лесов». И прежде – несколько слов об авторе. Яков Борисович Давидзон (1912 г.р.), в годы ВОВ – фотокорреспондент газеты «За Радянську Україну», по заданию Штаба партизанского движения Украины был направлен в соединения А.Ф. Фёдорова и С.А. Ковпака. Вместе с народными мстителями, сражавшимися с гитлеровцами, он прошёл сотни километров по вражеским тылам.

   Книга «Орлята партизанских лесов» включает в себя 12 очерков о детях-партизанах соединений Фёдорова и Ковпака. Каждый очерк предваряет фото юного героя и его фото уже взрослого человека наших дней. Только двое из двенадцати персонажей очерков Давидзона пали смертью храбрых, не дожив до наших дней. Это известный всем Вася Коробко, ушедший в соединение Героя Советского Союза Петра Вершигоры и павший смертью героя в 1944 году. Ему тогда исполнилось только 16 лет. Подвиги его Родина отметила орденами Ленина и Красного Знамени. И Миша Давидович. Места в книге, где, по замыслу автора, должны были быть  послевоенные фото героев, занимают только пустые чёрные траурные рамки…

    Теперь обратимся к очерку о Мише Давидовиче. В нём мы знакомимся с историей семьи, которая оказывала сопротивление ненавистному врагу в оккупированном местечке. Автор пишет: ««Трудно приходилось Мише и Дусе: полицаи рыскали по домам, вынюхивали «подозрительных». Достаточно было советской книге попасться им на глаза, чтобы владельца её тащили в комендатуру. По городу были расклеены грозные объявления, в которых было написано: «… за укрывательство комиссаров, коммунистов и комсомольцев – смерть»».

    Далее речь идёт о том, что в семье Давидовичей прятали четверых раненных солдат Красной Армии. И, читатель, – Внимание!

    «Но кто-то сообщил полиции, что у Давидовичей скрываются красноармейцы. Нагрянула облава. В тайнике оставался последний раненный, он ещё плохо ходил. Полицаи вытащили красноармейца, зверски его избили. Перевернули дом вверх дном. Детей, Дусю и Мишу, полицаи не тронули, но их мать схватили и увезли в комендатуру. Вечером её расстреляли…». Продолжать цитирование текста я больше не буду. Даже самый предвзятый историк или исследователь-антисемит (каких тоже хватает) понимает, что вот такая история не могла произойти в оккупированном нацистами местечке с еврейской семьёй… И мои объяснения здесь просто излишни.

   И понятно, что еврей Яков Давидзон, зная действительную историю семьи Давидовичей, просто не мог написать такой, с позволения сказать, преступный бред. На последней странице книге издатели сообщают: «Литературная запись Игоря Ивановича Заседы». Не будем обвинять и его. Могли ли противостоять простые люди системе…

  И сделана эта фальсификация – насмешка над памятью героя – только с одной целью: чтобы скрыть его еврейское происхождение.  

   Мне могут возразить, что, мол, ведь о еврейском юном герое Мусе Пинкензоне, который перед расстрелом  заиграл на скрипке «Интернационал», писали в советские времена. Отвечу, что действительно писали и, защищая свою позицию, отошлю оппонента ещё к двум документам. Тем более что материал этот написан к юбилею освобождения Чернигова.

   Итак. «Радянська енциклопедія історії України» в 4-х тома (1969-1972 гг.) В этом объёмистом академическом научном труде, где собраны в алфавитном порядке материалы, касающиеся людей, событий, обычаев, культуры и т.д. Украины с древнейших времён, я нашёл имя только одного из восьми евреев –Героев Советского Союза, уроженцев или освободителей Черниговщины. Это  Вихнин Залман Давидович. Согласитесь, нельзя было не поместить в энциклопедическое издание имя героя, похороненного в братской могиле в самом центре Чернигова, да ещё записанного первым (особенности алфавита)  на плите памятника. Справедливости ради отметим, что в 1981 году одна из улиц Чернигова получила имя Залмана Вихнина.

   А вот сборник документов и материалов «Черниговщина в период Великой Отечественной войны». (Киев, издательство Политической литературы, 1978 г.) Глава «Список Героев Советского Союза – уроженцев и работавших в Черниговской области». В списке, состоящем из 157 персоналий, находим  снова фамилию только одного еврея – Борис Миронович Ривкин (умер в 2004 году). Наверное, 8 евреев на 157 героев редакторам показалось многовато. И это притом, что национальности  персоналий ни в вышеприведённой Энциклопедии, ни в данном Сборнике документов и материалов вообще не указываются! Кстати, главным  редактором Сборника документов, написанного по материалам Партийного архива Черниговского обкома партии Украины и Черниговского областного государственного архива, был ни кто иной, как секретарь Черниговского обкома партии по идеологии В.М. Половец. Удивительно, ведь регулярно, на протяжении многих лет, возлагая в дни праздников венки на могилы героев, павших при освобождении Чернигова, он, видимо, не читал фамилий героев, иначе бы не мог не заметить надпись «Герой Советского Союза, гвардии капитан Вихнин Залман Давидович» – первую фамилию, выбитую в граните…     

    Но всё же, несмотря на всё сказанное выше, времена изменились. В марте 2010 года решением городских властей три улицы города получили названия в честь черниговцев – Героев Советского Союза, и двое из них – наши соплеменники:  генерал-майор авиации Борис Миронович Ривкин и  старший лейтенант Гирш Хацкелевич Юдашкин.

   21 сентября во время торжественной церемонии перед прохождением войск Черниговского гарнизона в честь 70-й годовщины освобождения Чернигова от немецко-фашистских захватчиков все присутствовавшие услыхали из уст ведущей: ««З політдонесення начальника політвідділу 181-ої ордена Леніна Сталінградської дивізії начальнику політвідділу 13-ої армії. 22 вересня 1943 року: «…капітан Евентов першим встановив червоний прапор над містом Черніговом на будівлі обласної ради…

Червона матерія 1 метр Евентову була принесена громадянкою міста Чернігова Сергеєвою Поліною Григорівною, яка благословила прапор нею ж принесеною іконою…»

Евентов Абрам Матвійович, капітан, заступник командира з політчастини Першого батальйону 271-го Нижньо-Волзького стрілецького полку 81-ої ордена Леніна Сталінградської дивізії.

За встановлення Червоного Прапора в Чернігові нагороджений орденом  Червоного Прапора»».

 

   А в прошлом году, как раз перед днём освобождения Чернигова, начальник управления культуры Черниговского городского совета Олег Павлович Васюта – очень глубокий человек и подлинный интеллигент – рассказал мне о малоизвестных тогда материалах, связанных с историей водружения красного знамени на центральной площади освобождённого Чернигова 21 сентября 1943 года, и поинтересовался этимологией редкой фамилии «Эвентов». Так вот, в переводе с иврита «эвен тов» – это «хороший камень». И хочется верить, что современные исследователи смогут заложить как раз такой – хороший! – камень в фундамент новой – честной и непредвзятой – украинской историографии.

 

 

 

 

10.09.2013 12:38 Семен БЕЛЬМАН

Фестиваль, объединяющий сердца

   Ничто, наверное, не служит так делу дружбы и взаимопонимания между народами, как культура. Это подмечено давно. И именно культура в настоящее время является чуть ли не единственным безотказным и преданным служителем человечеству – связующим мостом между странами и народами, способным изменить к лучшему наш безумный и часто, чего греха таить, злой и враждебный мир.

   Слово «фестиваль» имеет латинские корни и означает «массовое празднество».  В XX веке особенно популярными стали международные фестивали. И каких только фестивалей не придумали люди: кино и театральные, литературные и музыкальные, танцевальные и рок-фестивали, джазовые, детского творчества и народного искусства, фестивали книги и авторской песни….  Но сегодня наш рассказ о несколько ином фестивале – Международном фольклорном фестивале  национальных культур «Поліське коло», вот уже в восьмой раз прошедшем в Чернигове. И идея этого фестиваля, предложенного и организованного в 2006 году Черниговским областным управлением культуры, как говорится, не «высосана из пальца».  Соседствуя с Белоруссией и Россией, Черниговщина имеет довольно пёстрый этнически состав населения. И кроме русской и белорусской национальных общин в области зарегистрированы и активно функционируют немецкая, греческая, польская, ромская (цыганская), азербайджанская, армянская, еврейская, корейская и даже ассирийская общины. Живут на Черниговщине и украинцы грузинского, татарского, казахского, узбекского, чувашского происхождения. У нас в городе уже много лет проводятся фестивали немецкой культуры им. Германа Пфайфера, еврейской культуры им. Шолом Алейхема и Всеукраинский фестиваль еврейской песни «Черниговская осень». И идея объединения под крышей одного фестиваля и показ, наряду с достижениями украинской народной культуры,   достижений представителей национально-культурных обществ  Черниговщины – просто прекрасная идея. Прекрасна она ещё и тем, что фестиваль традиционно проводится в День Независимости Украины, что ещё раз подчёркивает, что именно в независимой Украине сложились условия для глубоких общественных преобразований и постепенной интеграции страны в европейское сообщество. Однако даже такое, казалось бы, светлое радостное событие, как Фестиваль национальных культур, можно использовать для  политических и идеологических спекуляций…

     В потоке  ярких информационных теле-, радио- и газетных сообщений черниговских СМИ по результатам праздника я прочитал  в газете «Сіверщина» довольно пространную статью председателя областной организации «Просвіта» Василия Чепурного под названием  «Свято «Ух» чи «Ох»?».

     К тому, что Василий Фёдорович десятилетиями критикует действующую власть всех цветов и оттенков, в том числе и местную, все в городе уже давно привыкли. И к его беззаветной «любви» к евреям, сквозящей из многих его публикаций в газете, похоже, тоже привыкли. Привык  даже я. Но вот к его невежеству в самом прямом смысле этого слова я привыкнуть никак не могу. В упомянутой выше статье В.Ф. в свойственной ему манере критикует власти, которые проигнорировали его, члена организационного комитета, созданного ко  Дню празднования Независимости Украины, мнение и замечания. Досталось, как всегда, всем. Однако на один абзац из его газетного словесного маразма мне всё же хочется ответить. Ведь кто-то же (если власти сами не могут) должен стать против невежества и в защиту прекрасного культурного события.

     «Оскільки фестиваль національних культур «Поліське коло» практично провалився, бо не викликають у чернігівців захвату, – пише Чепурний, – ні екзотичні корейські костюми та страви, ні навіть єврейські (точно антисеміти засіли у місті над Десною), бо Чернігів ніколи не був мішанкою національностей…».

    В связи с  утверждением пана Чепурного, что «Чернігів ніколи не був мішанкою національностей», хочу сообщить Василию Фёдоровичу, что согласно данным Первой Всероссийской переписи населения, произведённой в 1897 году, в городе Чернигове проживало 27 716 жителей, в том числе, около 9 000 лиц иудейского вероисповедования. Думаю, разделить 27 на 9 выпускнику Киевского  (ещё советского) Государственного университета им. Т.Г. Шевченко особого труда не составит. Сколько жило в Чернигове так «любимых» Вами, Василий Фёдорович, русских  я умолчу, но учитывая то, что Чернигов не только входил в злополучную черту оседлости, но  был ещё всё же, и губернским городом Российской империи, легче Вам, Василий Фёдорович, от этой цифры не станет.

  Однако, зная  умение пана Чепурного выкручиваться в сложных для себя ситуациях, всё же приведу документ. Тем более он будет интересен не только представителям национальных меньшинств, но и всем, кто интересуется историей родного края.

     Итак, согласно данным, опубликованным в 1905 году в документе под названием «Первая всеобщая перепись населения Российской империи – том 48, Черниговская губерния» на стр. 2-3, в 1897 году в Чернигове проживало 10 085 носителей малороссийского (так в документе) языка, 8 780 носителей еврейского языка, 7 985 – великорусского, 374 – польского, 111 – немецкого, 109 – белорусского и 272 носителя других языков.

   Ось така виходить «мішанка національностей»….

  

   Ну, а теперь вернёмся к празднику. На самом деле праздник удался, хотя лично у меня были опасения, что обилие разноплановых  (выставка цветов, фестиваль ухи, фестиваль национальных культур, выступление духовых оркестров и др.) праздничных мероприятий,  происходящих и сосредоточенных практически в одно время на небольшой территории Городского Парка культуры и отдыха может нивелировать некоторые из них, в том числе и «Поліське коло».

  Однако мои опасения оказались напрасными. Организаторы праздничных мероприятий – Департамент культуры и туризма, национальностей и религий Черниговской областной государственной администрации – оказались на высоте! Даже не смотря на дождливую пасмурную погоду зрителей было множество. 

    После торжественного открытия VIII Международного фольклорного фестиваля  национальных культур «Поліське коло», в котором приняли участие руководители области и города, все вместе направились  в так называемый рукотворный Городок мастеров.       Там наряду с изумительными изделиями украинских народных мастеров свои  традиционные национальные изделия и достижения в других областях прикладной культуры представили и представители национально-культурных общин области.  

   Еврейская община, как и всегда, представила мощный выставочный блок, состоящий из предметов традиционной национально-религиозной утвари, оригинальных работ (цдака, указки для чтения Торы, шабатние салфетки для халы и мн. др.) творческой мастерской нашего Благотворительного еврейского фонда «Хэсэд Эстер», а также многочисленные печатные издания Черниговской еврейской общины, в том числе и газету «Тхия», несколько выпусков которой каждый желающий мог получить в подарок. Как всегда, особым успехом посетителей пользовалась самая известная выпечка еврейской кухни – маца, за которой буквально выстраивалась очередь из детей и взрослых. Не затерялась черниговская еврейская община и в концертной программе фестиваля, в, которой приняли участие фольклорные коллективы из Германии и Королевства Нидерланды, Республики Чувашия и Курской области Российской Федерации, Могилёвской области Республики Беларусь, а также артисты из украинских городов Мелитополя Запорожской области и Севастополя Автономной республики Крым. Ну, и конечно, гостей фестиваля радовали многочисленные украинские фольклорные коллективы Черниговщины.

    Как и в прошлые годы, музыкальные коллективы и исполнители Черниговской еврейской общины и Благотворительного еврейского фонда «Хэсэд Эстер» (Маша Дудчина, Адель Шурубура, мужской хор «Голдене менер») показали яркую, запоминающуюся концертную программу. В этот день на всех фестивальных сценах черниговчане  радостно приветствовали песни и танцы разных народов. И такое выражение своих эмоций является ярким свидетельством здорового патриотизма, национального духовного здоровья и залогом сохранения  национального общественного мира!