Високий Вал

Останнє оновлення 14:51 вівторок, 16 січня

Укр Рус

Семен БЕЛЬМАН

Голова правління Чернігівського обласного об’єднання єврейських громад та організацій

18.07.2016 15:41 Семен БЕЛЬМАН

Война с террором границ не имеет

Июль нынешнего года выдался жарким в прямом и переносном смысле этого слова. Кровавый теракт 14 июля в Ницце, повергнувший в ужас всю Европу. Буквально на следующий же день – попытка военного переворота в Турции, а уже утром 17 июля – захват в Ереване группой оппозиционеров  полка патрульно-постовой службы полиции с требованиями отставки властей Армении.

На этом фоне другие события месяца происшедшие в политической жизни планеты оказались не столь заметными. Но повод, учитывая вышеприведённое, остановиться на одном из  них у нас сегодня есть.  

В начале июня глава правительства Израиля Биньямин Нетанияху совершил визит в четыре африканские страны – Уганду, Кению, Руанду и Эфиопию. Это первый за десятки лет визит премьер-министра Государства Израиль на Африканский континент.

Вечером, 4 июня, Нетанияху прибыл в угандийский аэропорт «Энтеббе», где принял участие в мемориальной церемонии по случаю годовщины операции «Йонатан» по освобождению еврейских заложников, в которой погиб его брат Йони, командир спецназа генштаба Армии обороны Израиля.

В этой связи мне хотелось бы обратиться к одной драматической истории, произошедшей в этих местах 40 лет назад.

В то воскресное утро 27 июня 1976 года самолёт французской авиакомпании «Эр Франс» рейс №139 вылетел из израильского аэропорта «Бен Гурион» по маршруту Тель-Авив – Афины – Париж. В Афинах на борт самолёта поднялись две молодые пары: одна с немецкими, а другая с арабскими паспортами. Вскоре после вылета из Афин  рейс 139 «замолчал». У греческих авиадиспетчеров потеря связи поначалу не вызвала особой тревоги. Однако внезапное исчезновение  самолёта было зарегистрированной специальной разведывательной службой Израиля. «Рейс 139 с большим числом израильтян на борту либо потерпел катастрофу, либо захвачен террористами», – гласило первое донесение разведки кабинету министров Израиля. Однако через некоторое время самолёт «нашёлся». Он приземлился в аэропорту ливийского города Бенгази для дозаправки. Сомнения рассеялись: террористы…

В три часа ночи 28 июня стало известно, что рейс 139 с 245 пассажирами (среди которых было 83 израильтянина) и 12 членами экипажа на борту находится в  аэропорту Энтеббе в 20 км. от столицы Уганды Кампалы.

Президент Уганды Иди Амин был известен как ярый поклонник Гитлера, которого он восхвалял за убийство 6 миллионов евреев. Этот бывший сержант английской армии, не прочитавший в жизни ни одной книги, публично заявлял, что хочет увековечить память Гитлера, поставив ему памятник и издав так называемые «Протоколы сионских мудрецов». Амин происходил из небольшого африканского племени на севере Уганды. Его мать была христианкой и знала Библию. Она призывала сына любить еврейский народ. Сам Амин в молодости не был религиозным, но потом неожиданно принял ислам.

В ту же ночь перед израильским правительством открылась ужасающая правда.

Освобождённая ещё в Бенгази  беременная заложница – подданная  Великобритании – сообщила Скотланд Ярду о «селекции», в результате которой все пассажиры-евреи были отделены от остальных заложников.

Террористов возглавляли немец и немка, чьё поведение напомнило одному из заложников, бывшему узнику лагеря уничтожения, о временах нацизма. Они действовали по заданию Национального фронта освобождения Палестины (НФОП), который возглавлял известный террорист, 46-летний доктор Вади Хадад. Именно Хададу принадлежала идея перенести террористическую войну с Израилем за его пределы, и именно он и разработал данную операцию под названием «Уганда». Заложникам объявили, что они похищены во имя «арабской и мировой революции». Немка добавила, что вместо названия «Эр Франс» они должны теперь употреблять слово «Арафат». Наконец, во вторник угандийское радио после истерических нападок на Израиль и Францию объявило назначенную цену освобождения заложников. Угонщики требовали, чтобы 53 осуждённых террориста, 40 из которых содержались в израильских тюрьмах, 6 – в Западной Германии, 5 –  в Кении и по одному в Швейцарии и Франции, были доставлены к ним.

Изощрённые безжалостные убийцы, террористы научились запугивать демократические общества. В Париже и Иерусалиме хорошо помнили, как за три года до этого, в июле 1973 года, люди Хадада захватили японский самолёт и потребовали 15 миллионов долларов. В результате самолёт был уничтожен террористами на взлётной полосе аэропорта Бенгази...

 Несмотря на нападки Уганды и НФОП на «французский военный империализм», террористы освободили сначала 57, а затем ещё 101 заложника с французскими паспортами. Теперь в руках террористов остались только заложники-евреи да ещё французский экипаж самолёта, командир которого Мишель Бако со своей командой отказались уехать и оставить своих пассажиров. Теперь все заложники были евреями, и ни одно правительство в мире не желало спасти их путём военного вмешательства.

В то же время израильская разведка подключила к своей работе друзей Израиля в разных частях света. Множество людей поставляли Израилю нужные сведения, часто даже не догадываясь об этом.

Сначала правительство Израиля разрабатывало т.н. (план «А»). Целью этого плана было вести переговоры и убедить Иди Амина содействовать освобождению заложников. А если  переговоры и не увенчаются успехом, то будет выиграно время для подготовки военной операции (план «Б»). Многие  в мире думали, что президент Уганды Амин  и в самом деле является посредником между Израилем и террористами. Израильтяне в телефонном режиме вели интенсивные переговоры с Иди Амином через бывшего главу израильской военной миссии в Уганде полковника Баруха Бар-Лева, который был близко знаком с чёрным диктатором. Амин сам несколько раз приезжал в Энтеббе и говорил с заложниками. Он пожимал руки, говорил «Шалом», «Добро пожаловать в Уганду!»... Но освобождённые заложники рассказали французской разведке совершенно иное. Из Парижа в Иерусалим пришло сообщение: «Уганда действует заодно с главой террористов доктором Хададом». Затем стало известно, что к террористам присоединилось ещё около десяти вооружённых палестинцев. Министерство иностранных дел Израиля  обратилось к главам государств на разных континентах с просьбой убедить Амина прекратить сотрудничество с террористами. В то же время на правительство всё возрастающее давление оказывали семьи заложников. Они требовали переговоров с террористами, особенно после того, как узнали, что те пригрозили  убить пассажиров и взорвать самолёт, если в четверг к 14.00 Израиль не даст согласия освободить заключённых террористов.

Многие в стране полагали, что Израиль всё же обменяет заложников на террористов, но министр обороны Шимон Перес считал, что если Израиль хоть раз уступит шантажу, то этому уже не будет конца. Поэтому генеральный штаб с самого начала конфликта сосредоточился на подготовке военной операции (план «Б»). Ударные воздушные и специальные силы Армии обороны Израиля были всегда готовы к выполнению молниеносных операций. Постоянные угрозы существованию Израиля, исходящие от соседних враждебных арабских стран, сделали необходимым разработку таких планов и  подготовку спецподразделений. Однако данная операция выходила за рамки возможного, ведь аэропорт Энтеббе находился в Центральной Африке, на расстоянии более 4 000 км. от границ Израиля, и израильским самолётам предстояло преодолеть это огромное расстояние, пролетев через воздушное пространство не дружественных Израилю стран  и вдоль авиалиний враждебных государств. Однако лётчики доложили, что приземлиться ночью на затемнённом вражеском аэродроме, окружённом вражескими войсками, не составляет никаких проблем. Проблема была в другом: гигантские самолёты «Геркулес С-130» могут, в крайнем случае, долететь до Уганды на своём горючем, но они не смогут вернуться в Израиль без дозаправки. Единственной более или менее дружественной страной на пути следования самолётов была Кения. Главным теперь был вопрос, разрешит ли Кения заправку израильских самолётов в аэропорту Найроби…

В пустыне Негев, наиболее засушливой  части Израиля, где, как сообщает Библия, наш праотец Авраам когда-то водил свои стада, в подземных ангарах готовились лётчики. А наверху, на авиабазе, строители построили точный макет здания аэропорта в Энтеббе, где и «репетировали» коммандос, отобранные из элитной бригады «Голани», бойцы антитеррористических подразделений и парашютисты 35-й десантной бригады.  Ход тренировок показал, что заложников можно освободить в течение 75 секунд, после того как террористы будут выбиты из здания.

Пятница, 2 июля. В очередной раз появляется Амин. Он сообщает заложникам, что Израиль не принял требования террористов и что их положение очень серьёзно, потому что здание обложено взрывчаткой и будет взорвано, если требования «палестинских борцов» не будут приняты. На основании анализа поведения Амина и террористов психологи и разведчики пришли к заключению, что Амин согласится начать показательные казни заложников, чтобы оказать давление на Израиль. В субботу источник из Уганды сообщил, что убийство первых заложников назначено на следующее утро.

Время «Ч» наступило. Терять нельзя было ни минуты. Самолёты – участники невиданной в истории военной операции – поднялись в воздух за 15 минут до того, как кабинет министров Израиля дал на это «добро».

Отряд десантников в составе почти 300 человек летел на трёх «Геркулесах». Четвёртый «Геркулес» загрузили цистернами с горючим, с расчётом на то, чтобы уже в Энтеббе перекачать горючее в остальные машины, поскольку военные «Геркулесы» не могли приземлиться в Найроби. 23 врача и 10 санитаров летели в «Боинге-707», превращённом в госпиталь. Во втором  «Боинге», также выкрашенном как обычный гражданский коммерческий самолёт, летел командующий ВВС Бенни Пелед. Огромные транспортные самолёты в сопровождении истребителей неслись к цели. Неслись безо всякой видимости, без радиоконтактов, в полном молчании…  70-тонные «Геркулесы», высотой почти с трёхэтажный дом и размахом крыльев в 120 метров, через 7 часов после вылета из Израиля один за другим приземлялись на неосвещённый (была глубокая ночь) аэродром  Энтеббе и почти бесшумно катились к зданию аэровокзала.

Командовал операцией приземлившийся в первом самолёте бригадный генерал Дан Шомрон. Возглавило атаку подразделение специальных стрелков подполковника Ионатана Нетанияху. Из пистолетов, снабжённых глушителями, была в считанные секунды уничтожена внешняя охрана, состоявшая из угандийских солдат. К зданию аэровокзала, в котором содержались заложники, десантники бежали стремительно и бесшумно, их ботинки были оснащены специальными каучуковыми подошвами. Увидев так неожиданно израильских десантников, немец, командир террористов, остолбенел. Не успев даже поднять свой «калашников», он с выражением недоумения на лице упал замертво. Действительно, никому в мире не могло придти в голову, что израильтяне смогут добраться за тысячи километров в самое отдалённое место в Центральной Африке. А тем временем командующий ВВС Бенни Пелед кружил в своём летающем штабе на «Боинге -707» над озером Виктория и над Энтеббе, не вмешиваясь в действия лётчиков. Ворвавшиеся в холл аэровокзала десантники кричали на иврите «Ложитесь! Вниз! На пол!»… Перестрелка в холле продолжалась 1 минуту и 45 секунд. Подполковник Нетанияху со своими бойцами ринулся на второй этаж, преследуя оставшихся террористов.

Всё шло по плану. Второй «Геркулес» уже принимал на борт заложников, а израильские полугусеничные вездеходы и джипы с безоткатными орудиями ринулись к главным воротам аэропорта, ожидая, что со стороны Кампалы появиться танковая колонна. Но вместо танков израильтяне, к счастью,  увидели только угандийских солдат на грузовиках, которые были уничтожены, даже не успев понять, что произошло. А с другой стороны аэропорта в его военной части уже взрывались угандийские «МИГи». Операция подходила к завершению. Пилоты первого самолёта приготовились к взлёту в чрезвычайных условиях «стояния на тормозах»: моторы работали на полную мощность, затем резко отпустили тормоза и самолёт двинулся вперёд. Огромные турбины ревели, унося освобождённых людей в небо. Общая длина пробега, как было подсчитано потом, составила 183 метра, а угол атаки «Геркулеса» равнялся 45 градусам, что почти невероятно.

Утром 4 июля 1976 года весь мир облетела весть: «Заложники освобождены и доставлены в Израиль!» Народному ликованию не было предела, но, к сожалению, к радости примешивалась и скорбь. Несколько заложников  погибли в перестрелке. Погиб и подполковник Ионатан Нетаньяху…

 В нашей статье уместно будет сказать несколько слов и о младшем брате Ионатана, Биньямине – сегодня – главе правительства Израиля. В прошлом капитан спецназа, Беньямин Нетаньяху участвовал в нескольких сверхсекретных боевых операциях на территории вражеских стран, был дважды ранен, в том числе в ходе операции по освобождению захваченного палестинскими террористами самолёта авиакомпании «Сабена» 9 мая 1972 года.

А закончить статью мне хочется словами бывшего президента Израиля Шимона Переса (тогда, в 1976 г., – министра обороны), произнесёнными им на могиле Ионатана Нетанияху:

«Операция «Энтеббе» была единственной в своём роде во всей военной истории. Она доказала, что Израиль в состоянии защитить не только свои границы, но и своих сыновей. Перед лицом террора, нашедшего союзников в лице президента Уганды, на расстоянии более чем четырёх тысяч километров от дома, в течение нескольких коротких часов была защищена честь еврейского народа и, в сущности, честь всех свободных людей во всём мире».

 

 

 

Коментарі (1)

Да. | 2016-07-18 16:44

ООН требует свободного отрицания холокоста
http://holocaustrevisionism.blogspot.com/2012/07/blog-post_7203.html

Відповісти | З цитатою

закритиДодати коментар: