Високий Вал

Останнє оновлення 19:28 п'ятниця, 10 травня

Укр Рус

Ігор КУЗЬМЕНКО

Журналіст

10.10.2009 22:09 Ігор КУЗЬМЕНКО

ПОТОК ЖИЗНИ

Холодное осеннее утро. Выходной. Опадающие с деревьев листья делают пространство пустым и понятным. У гастронома «алики» перебирают мелочь. Их руки трясутся от нетерпения, в процессе подсчета денег они вяло переругиваются.

Киоскерша, готовясь к открытию, поднимает железное забрало своего ларька. Она бросает быстрый взгляд в мою сторону, и передо мной вмиг всплывает долгая история наших бессловесных отношений.

Глаза пожилой торговки семечками пусты. Куда ни кинь взгляд — ни одного клиента. Ни одной проданной «чупа-чупсы». Еще ни одной заработанной гривны в кошельке.

А вон у остановки молоденькая девушка. Судя по тому, как она осторожно оглядывается по сторонам, а потом оценивающе переводит взгляд на саму себя, понятно, что она ждет парня, с которым ее еще не связывают долгие отношения.

У старой пятиэтажки собираются бабушки. О чем-то говорят. О ноги одной из них трется кот. Рыжий, хвост трубой. Завидев собаку, котяра дико мяукает и бросается к ближайшему подъезду. С радостным лаем, воспевающим природу животного, собака бросается за ним и как всегда не успевает.

Из окна на лай высовывается чье-то заспанное недовольное лицо. И снова пропадает за толщей стекла. Половина микрорайона точно еще спит. После изматывающей недельной борьбы за хлеб насущный. Кто-то спит сам. Кто-то рядом с собой слышит тихое дыхание близкого человека, чьи руки еще пахнут страстью минувшей ночи.

Местный авторитет Коля уже вышел на охоту с пустой сумкой. Он — санитар района, не дает здесь пропасть бутылкам и прочему добру. Коля не бомж и хотя пьет по черному, «аликом» называть его не хочется. Потому, что в этом человеке продолжает жить не забитый превратностями судьбы дух свободы.

Холодное осеннее утро. Выходной. Воробей крутит головой на ветке. Где-то в небе медленно тает след от пролетевшего самолета. Опадающие с деревьев листья делают пространство пустым и понятным. Каждое живое существо, каждый атом Вселенной живет своей собственной жизнью.





 

12.07.2009 14:15 Ігор КУЗЬМЕНКО

ЭТО НЕ Я ГОВОРЮ С ТОБОЙ...

                                       Тебе, любимая...  

                 * * *
Это не я говорю с тобой,
Это пространство говорит со временем.
Принцип содержания принципу формы
Сообщает о некоем бремени,
Каковым есть жизнь,

Если не видеть насквозь все ее расклады,
Если не понимать, что откуда растет,
В общем, если смотреть не по сути, а так,
Как смотрит форма — разинув рот,
Пялится на блестящее.

Однако следует ли винить время,
Которое, в сущности, есть энергия
И без которого тождество или пространство
Было бы сухой
И лишенной радости истиной.

Как пластилин, столкнувшись с мыслью,
Превращается в действительность —
Человечков, колобков, ворону, так идея
Спонтанности, споткнувшись о цикличность,
Рождает взаимодействие, по-другому, — космос.

Это не я говорю с тобой,
Это мы вместе складываемся в крест.
Ты — горизонталь, я — вертикаль, и это
Главенствующий принцип для этих мест,
Ибо он — суть целое.

Поэтому ни жизнь, ни смерть
Не преобладают в таком построении,
Ведь оно и есть равновесие,
«И-и», а не «или-или»; умножение
Либо деление ничего в нем не меняют.

© 2009, Трилогия "Игры"

                                                                                                                                                              
 

12.06.2009 21:56 Ігор КУЗЬМЕНКО

ПОД ШУМ ДОЖДЯ...

Под шум дождя рифмованные строчки пишутся легко. Видимо, сила стихии делает свое дело. А так ли легко под дождь они читаются? Как бы там ни было, нижеопубликованное посвящается стихиям этого мира. Эх, зачастили они что-то...

* * *
Когда на улице нескончаемым потоком
Идет дождь,
Тебе хочется забраться подальше от воды.
Спрятаться за широкое и толстое стекло,
Взять длинную сигарету и теплое одеяло,
Подумать о высоком,
Разобраться в сущности жизни,
Посмотреть на мир со стороны,
Побыть мудрым…
И вот теплое одеяло уже окутано дымом,
Большое стекло очертило границу
Между тобой и стихией.
Тебе ничто не мешает думать.
Но
В голову приходят только глупости.
О том, что вчера кому—то не дал закурить,
О том, что тебе не звонят уже третий день,
О том, что пора постричься…
«Жизнь банальна», — говоришь ты.
Идешь под дождь.
И в какой—то момент в тебя, жалкого и мокрого,
Врывается свет,
И вдруг тебе наплевать
На высокое,
Мудрое,
Светлое…
В этот момент банальность жизни
Тебя не касается.

1995

* * *
Под шум дождя
Мысли куда-то плывут,
И, кажется, замедляется
Бег по кругу минут.

Вечная тишина
Пролазит в щели окна
И, смешиваясь с дождем,
Стирает все имена.

Не надо мне ничего,
Что ценится за окном,
Ведь все, что имеет ценность,
Смыто этим дождем.

2004

Трилогия "Игры"
 

20.05.2009 13:33 Ігор КУЗЬМЕНКО

ТУПИКАМ — ЙУХ!

                     *   *   *
Все строчки о звездах написаны,
Все планы на завтра расписаны,
Прошлое виснет на памяти.
Вечер. Узко. Тупик.

Но какое-то вечное знание
Ненаписанным словом на знамени
Мелькнуло — и с этим знанием 
До лампочки тупики.

Тут пути тупиками утыканы
И холсты тупиками вытканы,
И если б не это знание,
То полные бы кранты.

Все строчки о звездах написаны,
Все планы на завтра расписаны…
А тупик — это наше сознание,
Лишенное права летать…

Трилогия «Игры», 
Чернигов, 2009 



 

14.05.2009 14:34 Ігор КУЗЬМЕНКО

МЕРТВАЯ ЕДА



«И тут он подвыпивший наклоняется ко мне и доверительно говорит: я сам сильно не увлекаюсь тем, что мы производим и тебе не советую» — знакомый журналист из Киева рассказывает мне, как однажды обедал с топ-менеджером известного украинского мясного бренда. Аркадий, так зовут журналиста, специализируется на узкой теме — пищевая промышленность. Поэтому имеет иногда доступ к информации, которая не предназначена для ушей обывателей. То, есть, для наших с вами. Вот некоторые примеры.
 

В отечественных мясных продуктах пятая часть состава вообще не определяется никакими лабораторными исследованиями. Просто нету такой аппаратуры, потому, что изобретаются все новые и новые добавки и ингредиенты, «улучшающие» качество изделия. Пищевые волокна, антибиотики, измельченный бамбук, туалетная бумага, перья, комбижиры, эмульгаторы которые позволяют превратить в красивую субстанцию любую дрянь — это уже пройденный этап. Даже очищенный солидол, который добавляет в сливочное масло известная торговая марка на букву «Т», тоже не новость — легко определяется. Как и состав коньяка, стоимостью 240 гривен за пол-литра: 40 процентов — спирт, 60 процентов — вода и ароматизатор. Производители постоянно на двадцать процентов опережают аппаратуру.
 

Аркадий уехал, оставив мне номер своего пищевого журнала, на последней странице которого — реклама нового эмульгатора FХ40. Прямым текстом написано: «увеличивает массу сырья более двух раз». Но, вчитавшись в рекламу, я сделал вывод, что эта химия вообще заменяет мясо. Похоже, что эмульгатор добавляют в воду с элементами вываренных мясных и не только отходов и дают остыть. Затем отвердевшей эмульсии придают цвет, запах... «Мясо» готово. Его можно крутить на фарш и т.д.
 

Как ни странно, но мертвая еда выгодна не только производителям, а и государству. Ведь, натуральные продукты стоят дороже, а значит, продаваться будут хуже. А это — меньше поступлений в бюджет. А это — меньше возможности украсть. Ведь, «прокатили» же введение новых реальных стандартов на колбасу. И не только благодаря мясному лобби. Выходит, нам, гражданам, нужно бороться в одиночку. Поступать как вышеупомянутый топ-менеджер мясного бренда, который для себя покупает мясо не в собственной сети, а у маминой соседки в селе. И ходить за покупками не в супермаркеты, а на рынок — в ту его часть, где стоят бабушки с еще не разрушенными этой ложной цивилизацией душами и продуктами.


Еженедельник "ВЗГЛЯД

17.04.2009 17:05 Ігор КУЗЬМЕНКО

ДВИЖЕНИЕ В СТОРОНУ ЗВЕЗД...

* * *

Господи, дай нам дорог,

Чтоб жир на них растрясти,

Господи, дай нам тревог,

Чтоб ясность сквозь них пронести.



Господи, дай нам друзей

Лучше гораздо, чем мы,

Чтобы учиться у них,

Как убежать из тюрьмы.



Господи, дай нам упасть,

Чтобы, узнав про яд,

Вверх дорогу найти,

Не обращаясь назад.



Господи, дай нам любви,

Чтобы зажглись сердца

И увидели красоту

Космического Яйца.



Господи, дай нам знать

Светом ночной звезды,

Что у нас задача одна —

К тебе возводить мосты.


* * *

Путь игрока прям,

Путь игрока прост,

Он должен в самом себе

Выстроить в небо мост.



В глазах игрока блеск,

В руках его белый лист.

Жизнь для него — театр,

В котором он только артист.



Не ожидая побед,

Игрок не боится бед.

Его задача другая —

Игрою накапливать свет.



Он учится быть готовым

И жить, и умереть,

Он как ребенок верит,

Что к звездам сможет взлететь,



Если путь его будет прям,

Если путь его будет прост,

Если он не нарушит правил

Движения в сторону звезд.

 

Трилогия "Игры", Чернигов,

2009



 

01.03.2009 22:14 Ігор КУЗЬМЕНКО

ЗИМА УМЕРЛА ВНЕЗАПНО, НАПУГАВ ДВОРНИКОВ И КОТОВ…

                    * * *
Зазвучали колокольчики
В сердце женщины,
Обула она свои старые «мартинсы»
И пошла искать любовь на улицу.

                     * * *
Революция выползла на улицу,
Забралась к тебе под юбку.
Ты вдруг вспомнила свое имя
И пошла с ним по миру:
Доказывать свою правоту,
Поучать грешных.

Но у революции есть два цвета.
Один красный, а другой — черный.
И у тебя есть два сердца.
Одно тикает — пустое, тихое,
Другое любит до самой смерти.

Что ты выберешь:
Дождь на улице с босыми лужами
Или каминное тепло с послушным мужем?
Революция ведь не даст опомниться.
Скажет: «Шашку наголо, руби, девочка…»


             * * *
А кто нам подскажет,
Где точка отсчета.
Момент сотворения,
Начало пути?

Скажи ты нам, Вечность,
А кто мы такие,
Откуда мы вышли,
Куда нам идти?

…Точка отсчета,
Момент сотворения,
Кто вы такие,
Куда вам идти…

Вечность, слегка улыбнувшись,
Сказала:
“Ответы вы сами
Ищите в пути…”

            * * *
Не бойся упасть
И не бойся свернуть —
Просто помни путь,
Просто чувствуй суть.

            * * *
Бесконечная поэзия
Эта жизнь, в которой
Столько свинца
И столько серы.

Но все просто,
Предельно просто:
Смотришь сквозь сердце
И видишь строфы.

Бесконечная поэзия
Свинца и серы,
А смысл в том,
Чтоб в итоге — золото.

                * * *
В промышленной зоне,
Где солнца не видно в дыму,
Где ветер гоняет
Обрывки истлевших газет,
Где запах бензина
И лай беспризорной Му-му,
И вой паровозной трубы,
И погашенный свет…

Но именно здесь
Сквозь асфальт и железобетон
Туда, где должно быть солнце,
Тянулась трава…
Я знаю, что именно мы
Были этой травой,
Я знаю, что именно так
Обретались права.

В промышленной зоне,
Где многие пали в бою,
Где ветер рассеял
Недолгую память о них,
Кто-то остался жив,
И он включит погашенный свет
И на истлевшей бумаге
Напишет стих…

                   * * *
Зима умерла внезапно,
Напугав дворников и котов.
Пришедший ветер уже был весной.
Он сбил с ног все, что умеет чувствовать
И затих.
Один человек заплакал от этого…

Трилогия «Игры»,
Чернигов, 2009






 

 

15.02.2009 19:18 Ігор КУЗЬМЕНКО

ВЕСНА РАЗБУДИТ ПРОСТРАНСТВО…


            * * *
В этих местах
Полно воронья,
В этих местах —
Зима и кресты.
Но над этой землей
Восходит звезда,
Значит, эти места
Скоро станут чисты.

                  * * *
Пусть воздух, которым ты дышишь,
Всегда будет чист и свеж.
Пусть звезды над головою
Светят тебе беспрестанно.
Пусть в сердце твоем
 Поют соловьи,
А в глазах, что видели многое,
Пусть разворачиваются
Бесконечные вселенные.
Я знаю тебя давно,
И все это время
Мое сердце жаждет
Биться в такт с твоим.
А твое, — я точно знаю —
В такт с Мирозданием.
Да будет светел и естественен
Твой путь домой!
Как взгляд ребенка,
Как дыхание спящего…
                                  К.О.

 

                 * * *
В каждом из нас воин,
В каждом из нас шанс,
Ветер зовет за ворота,
Пугая порывами нас.

В наших шагах свобода
И риск пойти не туда,
Но воля сильнее страха,
И волю ведет звезда.

Каждый из нас главный,
В каждом из нас Бог.
Главное, чтобы каждый
Почувствовать это смог.

А после — найти силы
Выйти за ворота
Своих же ограничений.
Туда, где горит звезда.

Ведь в каждом из нас воин,
И в каждом из нас шанс.
Значит, в пределах клетки
Ничто не удержит нас.
 

              * * *
А знаешь, моя радость,
Ведь все вернется вновь,
И в онемелых венах
Опять забьется кровь.

Опять вернется утро,
Рассеяв темноту,
И запоют лягушки
В заброшенном пруду.

Опять трава поднимется
Над скошенной травой,
И гусеница бабочкою
Полетит домой.

И мимо серых склепов
Ты с животом пройдешь,
И будущею жизнью
Вновь опрокинешь ложь.

И сны твои цветные,
И день твой из цветов…
Ты ж знаешь, смерти нету,
Ведь, все вернется вновь.

                  * * *
Весна разбудит пространство,
Пространство разбудит сердце.
Сердце проснется и скажет:
Приди, Господи, и будь жизнью!

Трилогия «Игры»,
Чернигов 2009




 

01.02.2009 19:09 Ігор КУЗЬМЕНКО

НАШИ «ТАНКИ»: У СВОБОДЫ ЕСТЬ 36 УРОВНЕЙ…

* * *
Оказывается, больше всего
Ты боишься стать чистым,
Чтобы сквозь тебя летели птицы,
А ты бы не сказал им ни слова…

* * *
Над синей горой
Проплыла улыбка,
Светлая-светлая,
Как солнце.
Отогнала тучу
И рассыпалась лучами
По головам прохожих
И осенним листьям.

* * *
Как может сбиться с пути
Тот, кто не ищет
Свет в конце тоннеля?

* * *
Придет время,
И я спрошу себя:
«Кто я?»

Придет время,
И я смогу ответить:
«Не знаю…»

* * *
Ветер сорвал крышу
И понес мощно
Туда, где нечего терять
И нечего находить.

* * *
Когда небо упадет на землю,
Пробив в наших головах сквозную дыру,
Мы упадем в траву
И, впервые почувствовав
Теплое дыхание жизни,
Растечемся бесцветным потоком
Во всю ширь родины.

* * *
А когда я зазвеню
Маленьким колокольчиком
И укажу направление пути —
Не верьте:
Просто мне захотелось
Побыть великим
И поиграть с вами —
Любителями смотреть
Пустыми глазами
На яркие экраны кинотеатров.

* * *
У свободы есть 36 уровней.
Один из них — шуршание ветра
В опавшей листве.

* * *
Я опять пишу тебе.
Сегодня, одинокий, я ищу дом
Для своих замерзших рук.
Вспоминаю тебя, хочу тебя.

Подуй на стекло.
Нарисуй на нем мое имя.
И я, преданный, как собака,
Буду благодарен тебе вдвойне.

Прими меня к себе,
Усади на свои колени,
И я, словно маленький мальчик,
Расскажу тебе все —
Длинную историю из одного слова...

Трилогия «Игры»,
Чернигов 2009








 

29.11.2008 16:17 Ігор КУЗЬМЕНКО

ЗИМА. Я ВЫЙДУ ТОГДА ИЗ ПОДЪЕЗДА И СТАНУ ЧИСТЫМ

* * *
Скоро зима
Покроет землю снегами.
Скоро мы все
Отправимся в путь.

 

* * *
Тянулись к солнцу,
Да забыли про темное.
Хотели быть целыми,
А вышла половина.

* * *
Первый снег
Засыплет глухую улицу,
Заметет собак и заборы.
Я выйду тогда из подъезда
И стану чистым.
 

* * *
Снег вдоль маршрута троллейбуса,
Обрывки салонных фраз…
Лишь тебе, моя радость, кажется,
Что все находится в нас…

* * *
Во мне,
Как в окне:
Куски неба
На фоне туч.

Во мне,
Как в вине:
Блики солнца
В густых глубинах.

На мне,
Как на стене:
Сидят мухи
И ждут весну.

* * *
У лета есть осень.
У осени есть желтые листья.
У листьев есть время:
От цветения до последнего полета.
Только я — вечный наблюдатель
Сменяющихся картин —
Смотрю и вижу любовь и пустоту
В каждой капле дождя…

* * *
Миру свойственно
Видеть сны.
Некоторым свойственно
Просыпаться.
Одна ты знаешь,
Что все это значит.

* * *
У человека
Есть привязанности.
У жизни
Есть движение.
У движения
Нет привязанностей.

* * *
Дом, в котором
Всегда тепло, —
Свет глаз и улыбки душ.
Подожди растворяться,
Побудь еще
Куском неба в остатках луж.

Цикл «Вода» трилогии «Игры»,
Чернигов, 2008